ОСЕННИЕ ТОРГИ 2018

Торги закончились

Эдуард Штейнберг — один из самых знаменитых как в России, так и за рубежом представителей «второго русского авангарда», нонконформист-шестидесятник, наиболее известный своими абстрактными работами. Он родился в семье поэта и переводчика Аркадия Штейнберга, дважды репрессированного в сталинскую эпоху. Лишь в 1954 году семья Штейнбергов воссоединилась и обосновалась в Тарусе. Там Эдуард Штейнберг в свободной обстановке получил первые уроки художественного творчества от отца, ранее учившегося во ВХУТЕМАСе (официального художественного образования Эдуард так и не получил). Важным фактором для формирования будущего мастера было то, что вокруг его отца Аркадия Штейнберга во второй половине 1950-х — начале 1960-х сформировался круг свободно мыслящих художников (упомянем, например, Бориса Свешникова). Во второй половине 1960-х годов Эдуард отходит от рисования с натуры, знакомится с традицией «первого русского авангарда», особое значение для него приобретают работы Казимира Малевича (знакомству с ними, возможно, он обязан коллекционеру Георгию Костаки). В конце 1960-х — начале 1970-х он обращается к русской традиции религиозно-философского ренессанса Серебряного века: изучает труды Владимира Соловьева, Николая Бердяева, Павла Флоренского. Через некоторое время ему удается создать уникальный синтез русского религиозного и художественного авангарда начала ХХ столетия. В это же время он уходит от «предметных» изображений. В 1981 году он даже пишет «Письмо к К. С.», то есть к самому Казимиру Малевичу, в котором полемизирует со своим наставником: «“Бог умер”, — скажет Европа. “Время богооставленности”, — говорит Россия». В 1988 году он начинает сотрудничать с галереей Клода Бернара в Париже, где проводит много времени, однако так и не решается на эмиграцию.

В основе творчества Эдуарда Штейнберга лежит попытка объединения двух великих идей русской художественной традиции: религиозного иконописного искусства и авангарда начала ХХ столетия, в частности Эль Лисицкого, синтезировавшего в своем творчестве наследие разных культур. История показала несостоятельность как косного консерватизма, не сумевшего предотвратить революцию, так и наивного революционного ниспровержения традиции, приведшего в результате парадоксальным образом уже к советской консервативной идеологии. Поэтому художник ставит перед собой сложную задачу: выразить исконные, глубинные религиозные идеи новыми средствами. Как пишет искусствовед Сергей Серов, затрагивая исключительно христианский аспект живописи художника: «Мы можем и не можем познавать Бога через Его творение. Мы можем и не можем познавать Его в тишине помыслов через очищение разума от восприятия вещественного… Абстрактная живопись идет по апофатическому пути. Штейнберг — один из немногих, кто соединяет современное искусство с христианством. Пространство Штейнберга не от мира сего. Я бы назвал все его композиции так, как называется книга его тестя, — “За экраном”. Евгений Шифферс считал картины Эдика метафизическими экранами, на которые проецируются символы вечного бытия».

Картина «Композиция» 1977 года представляет собой яркий пример такого синтеза. Само название уже является своего рода абстракцией: так названы очень многие полотна художника, как он сам говорил в одном из интервью: «Всю жизнь я пишу одну картину». Здесь мы видим характерное для творчества Штейнберга двухчастное деление пространства на «небо» и «землю». При этом небо изображено в светлых тонах, создавая фон, схожий со светлым фоном православной иконы. Статичному разделению на «верх» и «низ» противопоставлена динамическая вертикальная составляющая, проходящая по центру работы: желтая и черная дуги ведут последовательно к кругу и треугольнику, а красные линии закольцовывают это движение на уровнях «земли» и «неба». Эта вертикаль проходит сквозь составленную из многоугольников фигуру. В месте пересечения сама фигура возвышается к «небу», касаясь одной из дуг. Помимо «вертикального» цикла, мы видим и «горизонтальный»: в правой части той же фигуры расположен круг, а в нем еще два разных размеров — этим создается динамика. Таким образом, на пересечении «неба» и «земли» мы видим своего рода «динамический крест» с двумя векторами движения — вперед и вверх. Штейнберг создал собственную символику геометрических фигур, где круг — солнце, треугольник — Троица, а тонкое и сложное равновесие композиции выражает всеобщий закон существования. Простыми формами в представленной картине 1977 года художник отражает тайны мироздания: гармонию, цикличность и бесконечность бытия.V

Другие лоты аукциона

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera