ОСЕННИЕ ТОРГИ 2018

Торги закончились

Виктор Пивоваров, самый романтичный и лиричный из всех московских
концептуалистов, пришел в современное искусство, как и многие художники
этого круга, из книжной детской иллюстрации. Он не только сохранил нежную
любовь к ней, но и тонко перенес ее «почерк» в свои произведения. Понимание
души и сознания ребенка оказалось важнейшим в его творчестве. Как отметил
искусствовед Андрей Ковалев, искусство Пивоварова — «проникнутая иронией и
самоиронией многослойная мистификация». Его ранние работы представляют
собой фантазии, в которых замысловато переплетаются сюрреалистические
мотивы и рефлексия на окружающий художника мир. Из области книжной
иллюстрации Пивоваров переносит в свое творчество жанр альбома (как и его
друг Илья Кабаков), чем укрепляет традицию литературности российского
искусства.

В 1975 году в «Проекте для одинокого человека» у Пивоварова впервые
появляется текст, который с тех пор является его верным спутником. Но у
художника нет цели «прояснить», «упростить» этим текстом содержание
произведения, напротив, он расширяет смысл, превращая конкретику в яркий
многослойный образ. В одном из интервью 2016 года Виктор Пивоваров сказал:
«Ключ, который помог бы зрителю понять работу, я “забрасываю в траву”». Так, в
представленной картине «Погладить кошку» Пивоваров рассыпает по облаку-
кошке буквы в футуристическом стиле: из них, как из ребуса, легко сложить
заветные слова, составляющие название картины.V

Несмотря на солидный возраст, художник не чужд экспериментам и иногда
создает произведения несколько непривычные даже для него самого. Картина
«Погладить кошку» 2016 года относится к новым опытам работы с пуантелью
(изображение точками). Подобных картин у Пивоварова всего несколько. В них
он отходит от привычного изобразительного языка, казалось бы, в сторону
абстракции, но останавливается на полпути, создавая визуальный ряд, скорее
напоминающий абстракцию, нежели реально ею являющийся.

В представленной картине будто рассыпано созвездие. Однако это сине-желто-
красное сочетание точек напоминает кота, выплывающего, словно облако, из
мясорубки, — в известной живописной инсталляции группы «Инспекция
“Медицинская герменевтика”» 1989 года, участником которой был и сын
Пивоварова — художник Павел Пепперштейн. Картина под названием «Белая
кошка» в инсталляции была не случайной: в шизофилософии группы это термин,
определение ему в 1999 году дал Пепперштейн, как «причинность “пустотного
канона”». В свою очередь, тема «пустотного канона» разрабатывалась группой,
условно говоря, вокруг понятия «пустота». В этом смысле они были
продолжателями традиций «отцов» московского концептуализма, на которых,
кстати, производили впечатление, в том числе и на Пивоварова. Уже в 1987 году
(год образования группы) в цикле «Всё или ничего» Пивоваров создает
картину, на которой изображена голубая кошка с тремя кружочками (три участника
группы) и словами «Ничего нет» — явная отсылка к теме «пустотного канона».

На картине изображена не одна, а две кошки, и вторая как раз убегает — видны
только ее хвост и задние лапы. Она тоже представляет собой созвездие, только
схематически соединенное линиями. Так что кошки неуловимо эфемерны,
«пустотны», поэтому желание их погладить становится самостоятельным
облаком из букв — «пустотным каноном». Перед нами соединение разных
творческих систем, через годы объединяющая несколько поколений художников
связь под названием «московский концептуализм». Кстати, и в истории
действительно существовало созвездие Кошки, но, как и кошки Пивоварова,
оказалось фантомным: его публиковали в некоторых атласах звездного неба с
1801 до 1922 года, пока его не исключил астрономический союз.

Другие лоты аукциона

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera