ОСЕННИЕ ТОРГИ 2018

Торги закончились

Элий, Элего, Элигий Белютин… Еще при жизни имя художника, его личность и творчество стало обретать статус легенды. О нем с придыханием говорили ученики и последователи — члены организованной им в 1950-х студии экспериментальной живописи и графики «Новая реальность». Среди них было немало профессиональных художников — мастеров разных видов искусства, главным образом, прикладного. Параллельно с выполнением официальных заказов они с упоением занимались по системе Белютина, которая открывала путь в мир свободного творчества. Его занятия не обучали художественному ремеслу, но были способны дать нечто большее: возможность ощутить себя свободным в атмосфере духовной несвободы.

Его понимание искусства резко отличалось от общепринятого и допустимого в рамках господствующей советской идеологии. Произведения Белютина и его учеников стали мишенью критики Н. С. Хрущёва во время посещения им в 1962 году выставки «30 лет МОСХ» в Манеже. Несмотря на запреты и преследования, деятельность студии продолжалась. После 1962 года ее главной творческой базой стала дача Белютина в Абрамцеве. Студийная работа велась здесь с весны до поздней осени. Обычной практикой были ежегодные выставки-смотры, проходящие на природе под открытым небом. Наследие студии велико, недавно состоялись большие ретроспективные выставки творчества ее участников почти за полвека: в Русском музее в 2014 году и в Московском музее современного искусства в 2017 году.

Иные цели и задачи творчества, связанные с раскрепощением скрытого в человеке потенциала, определили особый характер искусства «Новой реальности». Масштабный холст воспринимается Белютиным как арена действия. Картина «Трое» 1972 года, сформированная энергичными движениями кисти и вспышками цвета, несет отпечаток темпераментной работы автора — не только физической, но и духовной — в процессе создания композиции. Ее центральная часть с тремя персонажами, тревожная и экспрессивная, полная стремления и динамики, заключена в обрамление, где кисть живописца утихает, но зато звучит цвет — напряженный, красный. «Где содержание картины?» — задается вопросом исследователь в книге «Элий Белютин. Теория всеобщей контактности» (2013). И далее отвечает на этот часто мучающий зрителя вопрос: «Содержание — препятствие восприятию формы. Предмет — это то, что мечут навстречу зрителю. Содержание — грань формы. Именно поэтому мы останавливаемся перед картиной Белютина, никогда не переставая исследовать, думать, спекулировать, рефлексировать, читать. Идея, которую нам дает форма, управляет нашим восприятием содержания».

В отечественной культуре второй половины ХХ века Элий Белютин — один из немногих, кто смыкается в своих художественных открытиях 1940–1950-х годов с современными ему тенденциями искусства Запада — послевоенным экспрессионизмом, абстракцией. Произведения Белютина присутствуют в постоянной экспозиции Третьяковской галереи и других ведущих музеев, регулярно участвуют в крупных художественных проектах, а его теоретические работы по сей день вызывают живой интерес.V

Другие лоты аукциона

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera