ГЕРОИ НАШЕГО ВРЕМЕНИ

Торги закончились

О художнике

Юлия Застава в 2006 году окончила Гуманитарный институт телевидения и радиовещания им. М. А. Литовчина по специальности «режиссер кино и мультимедиа», а с 2012 года она продолжает образование в Венской академии изящных искусств. Застава занимается рисунком, живописью, фотографией, мультимедийными проектами. Ее работы обнажают сугубо авторскую мифологию, воспроизводят сны наяву, машинальные, безотчетные, предельно интимные. Как говорит сама Юлия Застава, ее художественная практика связана с теориями переходных состояний сознания, гипнозом, идеями сверхъестественного, травмами, сексуальностью и магией.

Юлия Застава. Берлин, 2019
Фото: Fiona

В 2007 году в культурном центре «Дом» в Москве прошла первая выставка Юлии Заставы «Мой личный ад», своеобразный манифест, отмечающий начало ее творческого пути. Выставки «Две карамельки во рту» в 2009 году и «Папа раздевается» в 2010 году продемонстрировали сформировавшийся язык образов художницы. Нежные девичьи лица в мягкой акварельной гамме, загадочные звери, цветы и чащи завлекают и утягивают зрителя в мир, лишенный опоры реальных ощущений и конструктивных теорий. Действия персонажей кажутся безотчетными, превращающими лиричные сюжеты в сюрреалистический кошмар.

Застава маскирует события и чувства цитатами из кино и мультфильмов. В своих работах она совмещает парафразы не прямолинейно, а коллажированием образов, построенным на игре случая и свободных ассоциаций. Как пишет искусствовед Мария Кравцова: «Каждое из полотен Заставы — обрывок сна, в котором сновидец словно смотрит телевизор или сидит в кинозале, на экране которого в бешеном ритме сменяют друг друга обрывки знакомых и незнакомых кинолент, листает книгу или обнаруживает себя в музее изящных искусств».

Для Юлии Заставы, кажется, привычно иметь дело с темными силами, которые активируют страхи и прочие «неудобные» чувства, она уводит зрителя из зоны комфорта с помощью «трюков» спутанного сознания. Все это может быть жутким, но игриво-жутким. Художнице нравится создавать некие викторины-головоломки без единого решения, что расширяет поле интерпретации произведений. Иногда она как будто разрабатывает свой искусственно построенный словарь образов, но чаще эти смыслы «мерцают».  В 2014 году на выставке Юлии Заставы «Мерцающий» в Московском музее современного искусства были представлены характерные работы художницы, отражающие различные навязчивые состояния и наваждения, которые демонстрируют выбравшихся на свободу демонов подсознания.

 

О лоте

Каждая из работ Юлии Заставы из серии «Глухая вещь» — это «вещь в себе» или «вещь-сама-по-себе» в кантовском определении этого понятия. Согласно этой известной философской теории, мы не можем знать, каковы вещи сами по себе, нам известно только, каковы они в нашем представлении.

В глубокой темноте ночи расцветают лилово-розовые кипрейные цветы иван-чая, известного растения в средней полосе Сибири и европейской части России. Иван-чай в народе известен как «скрытник», «плакун» или «дремуха», разные поверья часто приписывают этому цветку магические и мистические свойства, воздействие которых усиливается в праздник Ивана Купалы в день летнего солнцестояния. Имеющий при себе его корень получает «оберег от черных мыслей и соблазнов, посылаемых нечистым духом для искушения бессмертной души».

Согласно народным славянским верованиям, в ночь Ивана Купалы выходит из потустороннего мира всякая нечисть — лешие, русалки, оборотни, кикиморы и многие другие, от которых нужно защищаться огнем костров. На картине, как в представлении этого поверья, в купальскую ночь разворачиваются ужасы: голова волка с раскрытой пастью на столбе — не иначе как оборотень, а справа тянутся бледные ведьмины или русалочьи руки. И только этот странный «костер» из иван-чая сдерживает их. Впрочем, внутри мифологии художницы картина может иметь и более углубленное в фантазмах подсознания прочтение, поскольку голова волка на столбе появляется среди леса и в других, более ранних работах. В творчестве Юлии Заставы, как и здесь, — тревожность, вызванная странным сочетанием узнаваемых образов, не становится гнетущей, скорее интригующей и захватывающей, сюжеты часто предстают как начала или окончания каких-то историй.

Представленная картина напоминает слова современника Иммануила Канта, знаменитого художника эпохи романтизма Франсиско Гойи, который пояснял свой офорт «Сон разума рождает чудовищ» (1797) следующим образом: «Когда разум спит, фантазия в сонных грезах порождает чудовищ, но в сочетании с разумом фантазия становится матерью искусства и всех его чудесных творений». Фантазия Юлии Заставы «мерцает» где-то между. V

Выставки
«Глухая вещь». XL Галерея, Москва, 2014.

Вид экспозиции выставки
«Глухая вещь».
XL Галерея, Москва, 2014

Фото предоставлено XL Галереей

 

Другие лоты аукциона

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera