ГЕРОИ НАШЕГО ВРЕМЕНИ

Торги закончились

О художнике

Участник и один из основателей группы «Север-7» Нестор Энгельке происходит из родовитой семьи петербургской интеллигенции — сын и внук известных архитекторов и искусствоведов с раннего детства был связан с Академией художеств. Обучаясь в последние школьные годы в Академическом художественном лицее имени Б. В. Иогансона, он близко сошелся с двумя другими будущими художниками, которые в 2013 году стали известны как «Север-7» — Александром Цикаришвили и Леонидом Цхэ. После окончания архитектурного факультета Академии художеств (Санкт-Петербургский государственный академический институт живописи, скульптуры и архитектуры имени И. Е. Репина) он стал практикующим архитектором и часто строил из дерева. Во время учебы, как говорит Энгельке, ему постоянно хотелось изобретать и придумывать что-то новое, что и стало стимулом к занятиям современным искусством. 

Нестор Энгельке в мастерской.
Санкт-Петербург, 2018

Фото: Виктор Юльев

Нестор Энгельке как архитектор любит и ценит дерево, знает материал, способен разглядеть эстетические достоинства в любом заборе и предпочитает в качестве основы для работ «дерево с историей». Дерево, понимаемое как природная сущность, стало основной темой искусства Энгельке. «Меня интересует само дерево — оно живое, это какой-то кусок плоти. В его росте есть застывшее движение. Вот просто лежит ветка, и мне интересно найти ей место в жизни человека. Когда дерево — только материал для стульев и шкафов, то оно не главное. А если я, допустим, замахнусь на него топором, то оно проявит себя, из него полезет суть, произойдет его высвобождение из шкафа, из тумбочки, из стены», — говорит Энгельке. Придуманная и постоянно оттачиваемая им техника «деревописи» отчасти стала реакцией на обязательные натюрморты в бесконечном процессе академического обучения: бумагой для художника становится дерево, а его карандашом — топор. Вырубая штрихи и линии на деревянной поверхности, художник создает рисунок, который получает вид «обратного» рельефа. Энгельке называет себя «членом Общества вольных лесорубов», а свои работы определяет терминами «протоживопись» и «протоскульптура» — в этих словах заложено стремление к истокам искусства, поиск которых стал делом всех участников «Севера-7».

 

О лоте

Представленная работа в виде стрельчатой арки почти три метра в высоту называется «Деревянный готический витраж». Художник не просто вырубает топором рисунок, но идет дальше: теперь с помощью своей техники он хочет передать свет, который льется сквозь готическое окно. Энгельке делает невозможное, пытаясь заставить зрителя верить в то, что грубые и непроницаемые доски похожи на тонкую и прозрачную цветную слюду витражных стекол. По его словам, «свет и цвет заменяют зарубки от топора в древесине и щепки от досок деревянной ставни». Все участники группы «Север-7», и среди них Нестор Энгельке как профессиональный архитектор, способны найти высокое и художественное в самом обыденном. По словам художника, он увидел, как проходящий сквозь деревянные ставни свет переливался и изменял освещенность в комнате, что напомнило об архитектуре готических соборов и вызвало к жизни эту работу. 

Зооморфная человеческая фигура с оленьей головой и рогами часто появляется в американских детективах и хоррор-фильмах — образ, связанный с анимистическими представлениями индейских племен, часто обозначает нечто жуткое из подсознания. Религиозная символика оленя, существовавшая в европейской средневековой культуре (например, история святого Губерта, во время охоты в лесу увидевшего оленя с распятием между рогов, обратившегося в христианство и ставшего епископом), за прошедшее время была полностью вытеснена. Сейчас маски зверей задействованы в большом диапазоне массовой культуры, но даже в моде они сохраняют часть прежней сюрреалистичности. Нанося топором на доски большое изображение подобной фигуры, Энгельке стремится вернуть образу человека с головой лося или оленя утраченное величие и значительность. Монументальный человек-лось — мощный и грозный прародитель и незримый защитник верящих в него людей. Так, в проем стрельчатой готической арки проникает современное шаманство, на которое похожи многие художественные практики группы «Север-7». Перед нами то ли мифологический предок художника, то ли художник во всеоружии, выясняющий свои отношения с деревом. Всякая работа Энгельке перформативна — в процессе создания художник переживает единение с природой, которая перестает быть отчужденной. V

Выставки
«ШАРППС-7 (Школа активного рисования и перформативного позирования)». OVCHARENKO, Москва, 2018.

Вид экспозиции выставки
«ШАРППС-7 (Школа активного
рисования и перформативного
позирования)». OVCHARENKO,
Москва, 2018

 

Другие лоты аукциона

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera