ГЕРОИ НАШЕГО ВРЕМЕНИ

Торги закончились

О художнике

Ростислав Лебедев в 1970-х стал одним из основателей соц-арта — направления в неофициальном советском искусстве, построенном на ироничном включении идеологических знаков в произведения. Желание разработать альтернативу предшествующим, абстрактным и метафизическим течениям андеграунда привело к возникновению нового радикального подхода к искусству, в котором окружающая советская образность была доведена до абсурда. В этом не было диссидентства или высмеивания власти, скорее Лебедев стремился понять, как работают идеологии и в какой момент своего существования они теряют всякий смысл.

Ростислав Лебедев в мастерской
Москва, 2015

Фото: Рауль Скрылев

Ранние объекты Ростислава Лебедева построены на игре с текстом: пространственные композиции в стиле советской пропаганды легко узнавались, но вводили в замешательство своей парадоксальностью. Одной из самых известных работ того времени является «Сделано в СССР» 1979 года: покрашенный красной краской кубоид с соответствующей надписью на одной из сторон. Скульптура как бы объявляла, что источник ее возникновения является достаточным обоснованием для ее существования, какой бы бессмысленной она ни казалась.

В начале 1990-х годов Лебедев пережил творческий кризис, связанный с исчезновением советской действительности и, следовательно, советской идеологии. Вскоре, по его собственным словам, он осознал, что современная реальность функционирует согласно тем же принципам. Художник продолжил следовать своей творческой стратегии: иронично совмещать цитаты из различных уровней культуры, вскрывая политические, идеологические, фрейдистские, связанные с агрессивной сексуальностью, подтексты истории и современности. Его скульптурные объекты и живопись становятся почти всеобъемлющим полем постмодернистской игры, объединяющим все, от искусства и различного масскульта XX века (советского, российского, западного) до видеоигр и будничных сюжетов XXI века. Критическое препарирование истории носит у Лебедева исследовательский, рефлексивный характер.

 

О лоте

Ростислав Лебедев – одна из принципиальных фигур для нашего современного искусства времен его расцвета, его активной фазы – 1970-1980-х годов. Эти годы справедливо ассоциируются с возникновением соц-арта и концептуального искусства. И то и другое направление являются парадоксальными, острыми местными версиями постмодернистского движения. Главным для постмодернизма стала языковая комбинаторика, возможность свободного цитирования и даже жонглирования стилистиками и языками искусства и культуры в целом. Лебедев – один из первых художников, присоединившихся к движению соц-арта, в первой половине 1970-х годов, когда направление еще не имело названия, но его проблематика уже была намечена. Если в те времена на передний план выходила остроумная критика тоталитарного общества и обслуживающего его идеологию социалистического реализма, то сегодня в работах Лебедева нам важна свобода соединения самых разных, порой противоположных визуальных моделей и ирония, которая позволяет критически относиться к суждениям о «вечном в искусстве», о «незыблемых ценностях», об «устойчивых традициях». Лебедев безжалостен по отношению к кажущимся безусловными моделям нашего представления об искусстве. В своем искусстве последних лет, серийном и проектном по своим принципам, он остается верен идеям соц-арта ранних лет, но делает их более актуальными, в частности, обращаясь к языку рекламы, интернета и даже – как в данном случае – видеоигр. 

«DOOM - Натурщица» принадлежит к серии из нескольких картин «DOOM», в которых на мотивы полотен наиболее известных (и востребованных публикой) художников эпохи соцреализма, Александра Дейнеки и Юрия Пименова, наложены панели управления из культовой компьютерной игры «Doom», с характерными изображениями оружия в руке и цифровыми счетчиками патронов и уровня жизни персонажа. Сама по себе тема соединения разных изобразительных слоев не носит уникального характера. Работа с живописными шедеврами социалистического реализма стала в какой-то мере «общим местом» постмодернистского искусства – этим занимались, в первую очередь, сами «соц-артисты»: Виталий Комар и Александр Меламид, Вагрич Бахчанян, Александр Косолапов, Леонид Соков и другие; затем, уже в наше время, в спектр пародирования программных полотен сталинской эпохи включились Александр Виноградов и Владимир Дубосарский, Константин Звездочетов, Александр Савко. В задачи Лебедева не входит добавить еще один прием ко множеству имеющихся: прежде всего, он развивает собственные стратегии смешения противоположных языков, обращаясь к вульгарному «арго» виртуального экшена. Но также он работает с идеей картинной плоскости и рамы, парадоксальным образом подрывая ее при помощи новых технологий, но в то же время оставаясь верным языку классической картины. Именно поэтому художник нуждается в высоком жанре – для «препарирования» он избирает хрестоматийное произведение Дейнеки «Натурщица» (1936), которое, в свою очередь, композиционно отсылает к «Венере перед зеркалом» Диего Веласкеса. Появление бензопилы превращает идиллическое изображение обнаженной в слэшер (похожий прием использовал в фильме «Брат-2» режиссер Алексей Балабанов), но, главное – ставит зрителя в положение соучастника действия и безапелляционного критика «гламура» сталинской эпохи. Лебедев словно выпускает наружу скрытую агрессию кажущихся безобидными или чрезмерно позитивными полотен тех лет, в то же время играючи рифмуя их с настоящим, где образы привлекательного женского тела регулярно используются в рекламной индустрии с очевидной целью соблазнения потребителя. Серия Лебедева «Doom» органично встраивается в ряд его художественных проектов, исследующих сексуальность, среди которых наиболее известный – «Заветные сказки» (2009). V

Другие лоты аукциона

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera