ВЕСЕННИЕ ТОРГИ 2020

Торги закончились

Дмитрий Краснопевцев в своей квартире.
Москва, СССР, 1982.
Фото: Георгий Кизевальтер.
Предоставлено архивом
Музея современного искусства «Гараж

Дмитрия Краснопевцева принято относить к метафизическому направлению в российском искусстве. Его учителем был Антон Чирков, который, в свою очередь, обучался у Ильи Машкова и Александра Осмёркина — представителей художественного объединения «Бубновый валет» начала XX века. Натюрморт был одним из самых популярных жанров «Бубнового валета», к концу 1950-х годов он стал основным и в творчестве Краснопевцева. Его произведения — это всегда nature morte, философские размышления художника на тему вечности: композиции картин, составленные из амфор, кувшинов, веревки, свитков, свечей, камней, сухих веток, пребывают в абсолютном безвременье. Краснопевцев использует в произведениях предметы, освященные культурной традицией, выражая современность через образы ушедших эпох. Картина «Красное дерево и подвешенный камень с перьями» относится к зрелому периоду творчества 1970-х годов и имеет все характерные черты искусства художника, с одной редкой особенностью — она написана не на оргалите, а на холсте.

«Любовь к предмету» зародилась у Краснопевцева в детстве, под влиянием его деда, собиравшего коллекцию различных редкостей: старинных книг, камней, раковин, медалей и так далее. Эта унаследованная страсть обогатилась присущей Краснопевцеву склонностью к мировоззренческим построениям и размышлениям, в чем можно убедиться, ознакомившись с его литературным творчеством. Его понимание живописи было близко к своеобразному философствованию.

Джорджо Моранди. «Натюрморт»,
1918, холст, масло, 54 × 38,7 см.
Фонд Маньяни-Рокка,
Мамиано ди Траверсетоло, Италия

Крохотная мастерская Краснопевцева с годами превращалась в сказочную пещеру: в ней скапливались и множились те самые или подобные им предметы, которые становились «героями» его полотен. Древние сосуды из глины и стекла, часто разбитые; археологические древности, наполненные совершенно неподвижной, «мертвой» водой; камни, очень много камней, от больших до крохотных, обкатанных стихиями; причудливые раковины и простенькие ракушки; колючие морские звезды, сухие рыбы; старые книги, бумага (листы, рулоны, свитки, свертки, загадочные, словно скрывающие какие-то тайные письмена); сухие ветки и травы, колючки, ветки с помертвевшими листьями, сучья — все эти предметы являют собой реликты культуры или природы, подвергшиеся обработке временем и ставшие в той или иной мере драгоценными свидетелями прошлого. Они уже не равны себе. Это предметы-метафоры, прошедшие череду захватывающих воображение превращений: из живого — в мертвое, из пустяка — в раритет, из участника быта — в свидетеля ушедшей эпохи или даже эры. Каждое полотно Краснопевцева с ними напоминает, что все живое бесследно исчезает, рассеянное смертоносным ходом времени, и остаются только устоявшие перед его разрушающей силой предметы — вестники прошлого. И как ни странно, именно эти воистину мертвые предметы заставляют нас острее переживать неотвратимую поступь времени, его необратимость.

Овладевая временем, Краснопевцев избавляется от пространства. В его картинах не может быть ни воздуха, ни игры светотени, ни трепета рефлексов, ни времен года, ни смены дня и ночи. Краснопевцев никогда не писал с натуры, всегда — по умозрению, хотя это и не мешало ему «любоваться» пластикой предметов. Чтобы чувственно-постигаемое как можно явственнее приближалось к «сверхчувственному», метафизическому, художник разработал свои особенные приемы. Предельно скуп колорит его картин, варьирующий из полотна в полотно едва ли не одни лишь оттенки серого. Формы предметов обобщены, очищены от всего случайного, второстепенного, но и «живого». В картинах царит только возвышенный, преображенный предмет. Произведения Краснопевцева всегда являют образец выверенной согласованности частей, нерушимой упорядоченности, ритмической ясности. В замкнутых мирах этих картин царит абсолютный порядок. И под каждой из них можно начертать слова художника: «Порядок родит тишину».

Из статьи «Живопись, требующая тишины» искусствоведа Елены Муриной
Опубликовано в каталоге «Живопись» из трехтомника, выпущенного к большой ретроспективе художника в Фонде культуры «Екатерина» в Москве, в 2007 году.


 

Провенанс
Частная коллекция, Москва, Россия
MacDougall’s. Лондон, Великобритания, декабрь 2011, лот 318
Sotheby’s. Лондон, Великобритания, 2004, лот 283

Выставки
«Евгений Антуфьев – Дмитрий Краснопевцев. Диалог. Когда искусство становится частью ландшафта. Часть III». Мультимедиа Арт Музей. Москва, Россия, 2018–2019

 

Другие лоты аукциона

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera