ОСЕННИЕ ТОРГИ 2019

До начала торгов

  • 05
    дней
  • 08
    часов
  • 14
    минут
  • 48
    секунд

Начиная с 1960-х годов Иван Чуйков исследует в своем искусстве проблемы иллюзий, обращается к критике базовых форм зрительного восприятия: «Меня всегда поражало, что нарисовать можно что угодно и каким угодно способом. Видимо, отсюда интерес к столкновению, конфликту, взаимоотношениям между изобразительной иллюзией и реальностью, между разными вариантами этой иллюзии — разными способами изображения. По существу это проблема языка (визуального в данном случае). Мир существует для нас только в языке. Изменяя язык, мы изменяем мир».

Человеческое сознание работает при помощи «двоичного кода» противопоставлений и оппозиций: «черное-белое», «верх-низ», «реальность-иллюзия» и так далее. Вскрывая эти оппозиции, принимаемые сознанием как нечто очевидное, мы приближаемся к пониманию базовых «кирпичиков», из которых складывается наша «картина мира». Таким образом, Иван Чуйков независимо от западных коллег формулирует метод постмодернизма, в игровой, ироничной форме переосмысляющий наш базовый «двоичный код».

Со второй половины 1970-х годов Иван Чуйков приступает к созданию серии «Перевертыши», само название которой указывает на работу с оппозициями, лежащими в основе нашего восприятия. Картины этой серии — словно игровые картинки-загадки в детских книжках, которые нужно смотреть «вверх ногами», чтобы понять в полной мере.

Картина «Стакан» была задумана в 1975 году, тогда же были созданы ее первые наброски, но «в материале» она была сделана лишь в 1987 году. Такова же судьба другой картины этой серии — «Водопроводный кран», также задуманной в 1975 и воплощенной в 1987 году — как мы увидим, «жидкостная» тема обеих работ имеет особое значение в концепции.

Представленная работа чрезвычайно проста с виду и в то же время многослойна. Первый слой — импрессионистский, это фон работы из хаотических, вибрирующих цветных мазков. На нем весьма условно изображен парящий в воздухе граненый стакан — это второй, примитивистский слой. Из стакана льется жидкость, которая будто вливается в геометрически правильный сосуд — и это третий, супрематический слой. Из абстрактного прямоугольника вверх поднимаются непонятного рода волны, что невольно рождает желание перевернуть картину. И действительно, сразу две авторские подписи на противоположных сторонах холста говорят о том, что перед нами «перевертыш».

В первой позиции картины жидкость льется вниз, но стакан изображен в обратной перспективе, словно на средневековой иконе. Перевернув картину, мы восстанавливаем классическую прямую перспективу стакана, да и сама композиция с абстрактным прямоугольником вверху становится легче, «воздушней». Но при этом сюжет картины теряет смысл: жидкость, вопреки законам физики, льется вверх. Однако, достигая прямоугольника — абстрактного слоя картины, жидкость снова обретает «обычные» свойства и стекает вниз — уже потеками реальной, физической краски. В обоих вариантах картины художник создает напряжение на противоречивом восприятии, предлагая нашему сознанию выход из привычной системы мышления. V


Публикации
Auction Catalogue Bukowskis, Helsinki F164, Modern + contemporary. November 2012, lot 553. Helsinki: Bukowskis, 2012
Иван Чуйков / Ivan Chuikov. Regina Gallery, 2010. C. 165

Провенанс
Bukowskis, Helsinki F164, Modern + contemporary. Ноябрь 2012, лот 553

Перевернутый вариант работы

Другие лоты аукциона

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera