ВСЁ ПО 100

До начала торгов

  • 00
    дней
  • 09
    часов
  • 46
    минут
  • 06
    секунд

Одна из самых известных серий Владислава Мамышева-Монро, «Сказки о потерянном времени», была снята в Москве фотографом Сергеем Борисовым в 2001 году. С Борисовым Мамышева связывали долгие дружеские отношения: на протяжении всех 1990-х годов он часто приезжал в мастерскую фотографа, жил там неделями, а Борисов много его снимал. Начало творчества Мамышева-Монро совпало с перестройкой — и он, как никто другой, отразил тот тектонический сдвиг и разлом идеологии, открывший врата самым разным верованиям, стратегиям и модусам существования. Мария Дэви Христос, Чумак с заряженной водой и — Владислав Мамышев-Монро, Влад Королевич, убедительный и в то же время пародийный, невозможно смешной. 

С самого начала к проекту «Сказки о потерянном времени» присоединился влиятельный журнал «Артхроника». Серия впервые демонстрировалась в 2001 году в Музее современной истории России и сразу получила приз зрительских симпатий на Московской фотобиеннале. Художник на этот раз перевоплотился в героев советского интеллигентского мифа: Елену Блаватскую, Федора Шаляпина, Анну Ахматову, Константина Циолковского с дочерью, Григория Распутина и его убийцу, Федора Шаляпина в сугробе рядом с Мариной Цветаевой, Анну Ахматову, Сергея Есенина и Айседору Дункан.

Герои эти показаны автором в некоем векторном развитии: это не застывшие маски, но персонажи в действии, в отношениях с другими людьми. Однако контекст, как водится у Мамышева-Монро, безбожно перевирается. «...Поместить в себя вселенную, но не так поместить, как это делает каждый человек, помещая вселенную в кору головного мозга, а иначе, своею субъективною личностью, через свои физические и психические механизмы воплотить все многоликое человечество, пережить в себе все эти судьбы... Не растворяться, а растворять. Не попасться в раствор, а самому быть этим раствором», — так он объяснял свои методы.

В принципе, именно контекст, литературная подоплека, оптика мифа в данной серии оказывается самым важным. И надо отметить, что, хотя серия была создана уже в эпоху интернета, базируется она, конечно, на устном интеллигентском фольклоре более ранней советской эпохи. Это вольный (n-ный) пересказ «Чукоккалы», мемуаров Анастасии Цветаевой, Анатолия Мариенгофа и Николая Пунина — того глубокого и широкого апокрифического болота, которое представляет историю нашей страны, до сих пор не имеющей официального правдивого изложения. Мета-литературные байки описывают знаменитостей анекдотично, все эти «Пою я, братец, пою», «И вот вышла к нам немка, беременная, выражение лица змеиное, сидит и кусает надменные тонкие губы. Я так и написал ее — злой и беременной», «Анечка, почистите селедку!» и так далее. Однако анекдоты Монро амбивалентны, и этот кэмп, изощренная травестия и бриколаж, помимо веселья, имеют и другое эмоциональное наполнение, не слишком радостное. 

Название серии художник позаимствовал из сказки Евгения Шварца, где злые волшебники воруют время, то есть жизнь детей. И именно в этой оптике — волшебных оборотней — предстают перед нами герои, реконструированные и воплощенные Мамышевым-Монро. Пройдет пара лет, и зловещий оборотень появится вместо Стрелки в фильме «Волга-Волга» и переиграет Орлову по части кокетства и гримас, получив за это главную премию в области современного искусства – «Инновацию». V


 

Подробный отчет о сохранности высылается по запросу.

Другие лоты аукциона

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera
Мы используем cookie, чтобы анализировать взаимодействие посетителей с сайтом и делать его лучше