ВСЁ ПО 100

До начала торгов

  • 00
    дней
  • 09
    часов
  • 34
    минуты
  • 58
    секунд

Протест поколения советского художественного андеграунда 1970-х против диктата государственной идеологии сформировал движение московского концептуализма. Однако со временем оно само по сути стало созданием параллельной идеологии со своими правилами, языком и иерархиями. На фоне крушения СССР, среди молодежных групп московского андеграунда почти синхронно в 1987 году возникло два противоположных явления. «Инспекция “Медицинская герменевтика”» (Павел Пепперштейн, Юрий Лейдерман, Сергей Ануфриев) продолжала традиции старших концептуалистов, как бы подражая их непонятным стороннему человеку «герменевтическим» разговорам, но изобретая свои термины и свою манеру. Группа «Чемпионы мира» (Гия (Гурам) Абрамишвили, Борис Матросов, Константин Звездочётов, Константин Латышев) стала противопоставлением «Инспекции»: идейность они заменили подчеркнутой бессмысленностью, разговорам предпочитали действия, заумным трактатам — яркую живопись. Как говорит художник Константин Звездочётов, непосредственный участник событий тех лет: «”Медгерменевты” были с имитацией большого ума, а “Чемпионы мира” — с имитацией бодрости и радости. Но все не правда, все — искусство. Одни притворялись обладателями сакральных знаний, а другие — идиотами. Хотя Гия, например, как показывает жизнь, конечно, совсем не идиот: окончил МГИМО, стал бизнесменом».

Построенные как пародия на военно-спортивную организацию «Чемпионы мира», когда встречались, обычно сперва все вместе салютовали флагу и делали гимнастические упражнения. Как пишет американский журналист Эндрю Соломон в своей книге воспоминаний очевидца «The Irony Tower. Советские художники во времена гласности», после ритуалов начинались приказы от кого-нибудь из группы: «Сегодня тебе нужно нарисовать картину, на ней должна быть красная лошадь, голая женщина и голубое небо. Для неба нужно использовать два грамма синей и один грамм белой краски. Для лошади нужно использовать три грамма красной». Картины должны были быть выполнены в точном соответствии с полученными инструкциями и представлены тому члену группы, который формулировал задание на этот день. После того как картины были сданы, их обсуждали, а затем уничтожали.

После распада группы в 1988 году, почти все ее участники, в том числе Гия Абрамишвили и Борис Матросов, продолжили свою творческую деятельность и занялись поисками индивидуального стиля. Однако в работах, выполненных ими на рубеже 1980–1990-х годов, все еще слышны отголоски абсурдистских приказов «Чемпионов», подрывающих институциональную составляющую искусства, и все еще видно стремление исследовать анонимную природу коллективного искусства. Представленная на торгах работа выполнена художниками совместно и напоминает результат одного из подобных приказов. Минималистичный характер картины, на которой есть только голубой фон, надпись и изображение кролика, отсылают к традиции концептуализма. Фраза на холсте цитирует название труда 1884 года немецкого мыслителя Фридриха Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства». Соотношение слов с изображением кролика, которого считают одним из самых активно размножающихся представителей царства животных, создает юмористический эффект. Лоск и пафос холста, который, на первый взгляд, благодаря выдержанной композиции и аккуратной живописи кажется обложкой серьезного научного издания, тут же нивелируются. Своей картиной Абрамишвили и Матросов продолжают транслировать «мотто» «Чемпионов»: яркая живопись — вместо трактата, улыбка и смех — вместо демагогии. V


Гия Абрамишвили, Борис Матросов
и Константин Латышев в сквоте на
Фурманном переулке. Москва, 1988.
Фото: Пакита Эскофе Миро

 

Подробный отчет о сохранности высылается по запросу.

Другие лоты аукциона

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera
Мы используем cookie, чтобы анализировать взаимодействие посетителей с сайтом и делать его лучше