THE MOSCOW TIMES

Торги закончились

Тимур Новиков — одна из ключевых фигур последней четверти ХХ векав Ленинграде — Санкт-Петербурге. Художник, имевший множество учеников и сподвижников, основатель и идеолог объединения «Новые художники» в 1980-е и Новой Академии Изящных Искусств в 1990-е. В творчестве Новикова условно можно выделить три основных этапа, когда он, следуя духу времени, кардинально менял свой стиль: экспрессионизм времен «Новых художников» (до 1986), геометрическую аппликацию на ткани (1986–1993, последняя дата условна, об отходе Новикова от геометрии говорит поэт Иосиф Бродский в знаменитом диалоге с Новиковым в Стеделейк Музеуме в сентябре 1993 года). И последний этап — красочные «барочные» работы на ткани, которые он создавал вплоть до кончины в 2002 году.

Горизонт — опознавательный знак второго периода творчества Новикова, самого известного и исследованного. Художник начинает использовать для работ готовую ткань, иногда однотонную, иногда с принтом. Куски ткани сшиваются по горизонтали, и шов прочитывается как «горизонт», а на фоне возникают различные фигуративные аппликации. Практически во всех текстах Новиков, объясняя переход к работе с готовыми тканями, обращается к бытовой стороне жизни и защищает именно ее в противовес элитарности и заумности. Новиков ссылается на уют повседневности, интимный «прикроватный» мир радостей, скрытых от чужих глаз ширмами и занавесками: «Мои работы просты — они не загружены информацией, — отдых — вот, что я стараюсь дать зрителю. В реальности человек отдыхает при созерцании пейзажа. Созерцая даже очень красивое лицо, мы не отдыхаем. Может быть, только цветы расслабляют нас в натюрморте, но они, скорее, часть пейзажа. Желание сделать приятное зрителю заставляет меня снова и снова обращаться к пейзажу, преимущественно морскому. Каждый раз, когда я работаю, я сверяю его с пространством над кроватью — можно ли будет видеть его каждый день? Не испортит ли оно настроения?» (текст 1989 года для выставки в Турку).

Происхождение пространства, которое формируется благодаря шву, одни исследователи относят к впечатлениям от Крайнего Севера, где Новиков жил в детстве, другие же узнают в нем панораму с Троицкого моста в городе на Неве. Сам же художник выводил образ горизонта из своих опытов с репродукциями работ Малевича: если в черный квадрат внести белый кружок (знак Луны), плоскость немедленно превращается в пространство, а супрематизм становится более человечным.

Новиков утверждал, что его геометрические аппликации на ткани являются развитием идей супрематизма, и приводил в пример работу «Скачет красная конница» Малевича (1928–1932), в которой фигуративные элементы аналогично вторгаются в абстрактное полотно, превращая плоскость в трехмерное пространство. Таким же волшебным образом — благодаря половинке солнца с лучами — рождается из шва горизонт в работе «Маки». Синяя ткань становится небом, а типичный цветочный принт — маковым полем. Чем-то это чудо оживления условных и шаблонных изображений напоминает вертепный театр, когда в небольшом деревянном ящике с куклами зритель вдруг узнает себя и свой мир. V

Другие лоты аукциона

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera