THE MOSCOW TIMES

Торги закончились

Графика Каллимы сопоставима по силе воздействия с графикой великого пацифиста Франсиско Гойи. В обоих случаях изобразительными средствами точно передан пластический морок мира, гримасничающие вертлявые химеры сознания, состояние фантомной боли, что переживается и страдается интенсивно, потому, что — быль. Не желая быть заложником одного метода, приема, Алексей, по собственному признанию, ищет максимально трудные пластические ходы, сверхсложные ракурсы и умопомрачительные композиции.

Сергей Хачатуров

 

В работе 2018 года Каллима смело возвращается к углю и сангине, своему узнаваемому стилю, найденному в 2000-х. Художник создает нового героя или антигероя времени, при этом насыщая работу энергетическим напряжением, характерным еще для самой первой «чеченской серии». Герой взбирается на вершину скалы и по первобытному, но и естественному зову бросает булыжник. Всем духом и телом бросает, так, что само небо несется, как вихрь. Жест агрессии, вандализма, но и революционный жест. Картина дает возможность осмыслить действие через «временной миллиметраж»: замахнулся, мгновение, камень уже летит, и понимаешь, что грань преодолена. Это вызов художника миру, вызов зрителю и вызов самому себе. Но, при всей этой мятежности человека, природа остается прекрасной. Жучок-носорог ползет по своим делам,по расцветающим лишайниками скалам скользит ящерица. Тысячелетние горы, долина, лес. И грозный импульс этот рассеивается в мире, как песок на ветру.V

 

Другие лоты аукциона

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera