THE MOSCOW TIMES

Торги закончились

Олег Голосий — легендарный живописец «новой южной волны» рубежа 1980–1990-х годов, «душа» сквота и одноименного объединения художников «Парижская коммуна» в Киеве (1990–1994). Голосий в живописи был скорее ребенком, чем философом с заумными подтекстами, и этим его живопись притягивает. Он писал везде и много, разные по стилистике работы, все зависело от того, в каком он настроении был, с кем общался, что читал или смотрел. Жизнь тогда сильно зависела от литературы и кино, «дышали» тем, что было доступно, а это была классика во всех жанрах. Информации вообще было мало, поэтому все рассматривалось, изучалось, прочувствовалось с любовью и всерьез. Пафос Голосия наивен, почти трогателен, образы непосредственны. Такие большие полотна, как «Стрелок из лука», он писал на одном дыхании, как вихрь, в едином порыве, охваченный видением.

В сюжете картины читаются мотивы популярного в СССР романа-эпопеи Джеймса Фенимора Купера об истории колонизации Северной Америки в XVIII веке. И, возможно, на картине тот самый главный герой: благородный Натти Бампо, «бледнолицый» на стороне индейцев, стремящийся предотвратить гибель их народа под напором завоевателей. И хотя Бампо носил самодельную кожаную одежду, Голосий изображает его в европейском костюме XVIII века: цилиндр, фрак, кюлоты. Но за его спиной вигвамы, лук натянут и нацелен на врага, а рядом тень верного пса в боевой стойке и, кажется, чуть дальше — тень второго...

Эпопея Купера имела большой успех в Америке и Европе еще при жизни автора, в XIX веке. Писатель стал своеобразным источником романтического отношения к быту и нравам индейцев. Произведением по его следам можно назвать книгу начала XX века Эрнеста Сетон-Томпсона «Маленькие дикари, или Повесть о том, как два мальчика вели в лесу жизнь индейцев и чему они научились». Не менее популярная история. И если для СССР у Купера главным был мотив угнетения свободных людей капиталистами, то для юных умов на первом месте все-таки была культура удивительного дикого народа. И тут уже вступает в силу Томпсон: в его книге дети по обычаям индейцев делают себе лук и стрелы, шьют одежду и обувь из шкур животных, учатся охоте и выживанию в дикой природе, стараются строить отношения между собой по ее порядкам. Они относятся к своему делу по-детски серьезно и честно, но, конечно, остаются все теми же благовоспитанными мальчиками, фантазерами и романтиками. И, может быть, герой на картине — один из них, и вот уже кажется, что он так юн, и штанишки его по-подростковому короткие, и одежда будто великовата, и лук он держит как-то слабо и неловко.

Голосий любил такие плавающие, неоднозначные образы, которые завораживают, затягивают глубже в картину. И становится уже не так важно, историческая ли это сцена или смешной детский сон, — в этом призрачном видении всегда будет сиять одинокий герой всех времен, победитель с луком в руках, смелый и в тоже время немного растерянный.V

Другие лоты аукциона

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera