20 + 20

Торги закончились

Первые работы из представленной серии «Двойное откровение» были показаны на выставке «Hot Heavy Sears and The Double Revelation» в Нью-Йорке в пространстве Vinalhaven Press в 1990 году. С мастерской художественной печати Vinalhaven Press в Винальхейвене, в штате Мэн, художники были к тому времени хорошо знакомы. Это пространство для создания печатных произведений искусства придумала и реализовала Патрисия Ник в 1984-м и руководила ей до 1999 года. После того, как Vinalhaven Press прекратила свою деятельность, ее архивы были приобретены Смитсоновским институтом. 

В середине 1980-х годов, когда Комар и Меламид находились на взлете карьеры в США, их в первый раз пригласили работать в Vinalhaven Press в штат Мэн. Там они создали серию диптихов «Мир I: Жизнь Толстого», в которой испробовали формат двух панелей, демонстрирующихся бок о бок, но без глубокой интеграции. Художники признавались, что и сами себя считают «сидящими между двух стульев», принадлежащими к разным культурам. Затем Vinalhaven Press перенесла свою деятельность в Нью-Йорк, и Комар и Меламид получили повторное приглашение напечатать и выставить свои работы. От идей Толстого они перешли к идеологии христианства, к чему их подтолкнули обстоятельства личного плана. 

«В конце 1980-х мы работали над темой труда в маленьком американском городе Байонн недалеко от Нью-Йорка. Изображали американских фабричных рабочих и поняли, насколько они религиозны» — вспоминает Виталий Комар. Художники признавались, что менее всего они намеревались критиковать христианство, поскольку выросли в стране, где религия преследовалась, и не собирались становиться на позицию тех людей, которые ее запрещали. В то же время концептуалистская «закваска» и нелюбовь ко всякого рода идеологиям не могла не проявить себя.

В представленной работе, как и в серии про Льва Толстого, использован метод контрастного соединения внешне далеких образов. В отличии от прочих произведений дуэта, где активно используется эстетика соцреализма, работа «Апокалипсис 1» производит впечатление более нейтральной и интернационально ориентированной: здесь нет ни сталинских ваз, ни профиля вождя. Однако образ не менее противоречив и тревожен, поскольку в нем сталкиваются разные художественные языки: один поп-артистский, основанный на мультиплицировании готового изображения (фотографии интерьера церкви), а другой — экспрессионистический, восходящий к беспредметной живописи середины прошлого века.

Комар и Меламид отказываются от узнаваемых изображений в пользу двух абстрактных смерчей: «двойное» откровение вносит любимую авторами толику абсурда, ведь традиционно в Библии Откровения Иоанна Богослова — единственная апокалиптическая книга в каноне Нового Завета. Откровение не может снизойти на двоих одинаково, так как опыт христианской мистики крайне индивидуален, и в этом, конечно, заключена концептуалистская ирония Комара и Меламида. Вероятно, «Двойное откровение» стало рефлексией на собственное двойное авторство творческого союза. Как говорит сам Виталий Комар, «эта серия была вдохновлена ​​чтением Библии и трансцендентальной двойственностью (отношением между иронией и духовностью) апокалиптических видений конца света». Представленная работа «Апокалипсис 1» из серии “Double Revelation-14” стала последним совместным произведением дуэта Комара и Меламида. V



Публикации
Коллекция Пакиты Эскофе Миро. Советское и Русское искусство. 1980–2010-е. М.: Издательство Майер, 2013. С. 35


Патриша Ник в пространстве
Vinalhaven Press, 1985–1999,
фотография, печать.
Источник: Архивы американского
искусства ​​​​​​(Вашингтон, США)

 

Подробный отчет о сохранности высылается по запросу.

Другие лоты аукциона

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera
Мы используем cookie, чтобы анализировать взаимодействие посетителей с сайтом и делать его лучше