ВЕСЕННИЕ ТОРГИ 2017

Торги закончились

 

В 2006 году Мамышев-Монро сделал выставку «В каждой зверушке Монро» в галерее XL, на которой он представил свои «расцарапки» — работы, выполненные в особой технике, изобретенной им в начале 1990-х. Однажды увидев мир как будто затканный тончайшей сеткой, Мамышев-Монро, по его словам, попытался передать это эффект, но никакой краской не мог его добиться. Так он пришел к царапанью по фотоэмульсии. Художник сравнивал свои расцарапки с пробелами на иконе. Лучи света, проходящие сквозь изображение и меняющие его до неузнаваемости, можно сопоставить с лучизмом Михаила Ларионова, любимого героя Тимура Новикова, идейного вдохновителя Мамышева-Монро. Снимая тончайшим скальпелем слой за слоем с цветной фотографии, художник покрывал изображения сложным орнаментом. Мамышев-Монро называл расцарапки медитацией. Начав использовать эту технику в 1990-х, когда с ее помощью он трансформировал образы себя и своих друзей, художник вернулся к ней в 2000-х. Скрупулезно расцарапывая изображение зверей, одевая их в чудесные наряды, Мамышев-Монро превращал их в магических демонов и богов любимого им балийского пантеона. Буйволы, козы, гиены, обезьяны… одеты в кружева расцарапок. Райская невинность животных сочетается с тотемическим культом преображения. Перевоплощения образов, позаимствованных из журнала National Geographic, сродни тем, что описаны в волшебной сказке, в которой происходит постоянная трансформация мира за счет способности стать другим. Идущий изнутри свет преображает персонажей. Но это еще не все. «В каждой зверушке Монро!» — это коллаж, в котором обязательно скрывается образ самого Владислава Мамышева-Монро, его фотография, вклеенная в созданные им волшебные джунгли. Это — фигура художника, преобразившего мир и наблюдающего за его изменениями.V

Другие лоты аукциона

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera