ПИТЕР

Торги закончились

Евгений Юфит на рубеже 1970–1980-х годов стал вдохновителем уникального художественного явления, известного как некрореализм. Его юность и начало творческой деятельности пришлись на особое время — конец советской эпохи, когда соцреализм уже перестал быть собственно реализмом и вместо этого превратился в набор клише-«заклинаний». В то время, как граждане СССР приспосабливались к жизни в обществе, где старость, смерть, технический прогресс, культ мертвых героев и лозунг «В жизни всегда есть место подвигу» образовали самый мрачный сплав, группа молодых ленинградцев начинает по-своему осмыслять эту реальность первоначально в виде шокирующих обывателя панк-перформансов (в которых участвовали и будущие музыканты Андрей «Свин» Панов и Виктор Цой). Молодые люди инсценировали драки в заброшенных домах, общественном транспорте, избивали манекены. В начале 1980-х Евгений Юфит становится неофициальным вдохновителем зарождающегося художественного движения, а затем и визуализирует его, взяв в руки сначала фото-, а затем и кинокамеру. Так появляются серии постановочных фотографий, а затем и ряд короткометражных любительских фильмов: «Санитары-оборотни» (1984), «Лесоруб» (1985) и еще несколько других: черно-белые, немые, снятые в замедленном темпе, при воспроизведении дающие комический эффект. В это же время участники движения находят и термин для его обозначения — некрореализм, разрабатывается его эстетика, в частности, обильное использование «некрогрима». В 1988 году Евгений Юфит работает в экспериментальной мастерской Александра Сокурова, где снимает два фильма уже на профессиональном оборудовании. В это время движение получает широкое признание: в 1990 году оно представляется на выставках в Русском музее и за границей — в Амстердаме, Дюссельдорфе.

Некрореализм изначально появился в качестве противопоставления себя официальному соцреализму, искусству рационально понятой и описанной жизни, но к тому времени уже мертвому. И он исследовал, как в такой ситуации происходит взаимопроникновение мира жизни и смерти. Иррациональность, внутренняя противоречивость темы отразились и в эстетике фильмов. Обильное использование грима и кукол сближает их со средневековой народной культурой карнавала, также посвященного стиранию границ мира живых и мертвых. А хаотические быстрые, почти танцевальные передвижения героев картин — это еще и danse macabre («пляска смерти»), по аналогии с сюжетом из средневековой живописи, символизирующим бренность человеческого бытия.

Представленная фоторабота — кадр из фильма Евгения Юфита «Весна», созданный на его независимой студии «Мжалалафильм» в 1987 году. По мнению критиков, «Весна» — самая сложная картина Юфита периода существования студии относительно монтажа и нарративной структуры. В картине несколько сюжетов об убийствах и суициде перемежаются с кадрами советской документалистики: пионерских и военных парадов, выступлений цирковых актеров. В финальной части фильма художник отказывается от какой-либо нарративности, оставляя только одну подсказку в титрах: «Вскоре сошел снег, все кругом стремительно пробуждалось». В этой части появляется герой, запечатленный на фотографии, — в антураже обычного садового товарищества он связанный, подвергается неким манипуляциям длинным шестом, которым что-то «мешают» во рту. Роль связанного человека исполнил Андрей Мертвый — один из первых участников некрореалистического движения. По его воспоминаниям, Юфит задумывал эту сцену как сюжет о «директоре совхоза, который отдыхает на даче на выходных». 

Несмотря на пугающий облик, некрореализм по сути своей — движение гуманистическое, за его абсурдом кроется протест против насилия, как физического, так и пропагандистского. «Весна» не становится исключением, но и не говорит со зрителем прямо. Быть может, это ощущение Перестройки, быть может, — образ бессмысленности хаотичной действительности, быть может, — просто юношеский задор, порождающий странные трагикомические образы. Юфит создает альтернативную реальность, которая сосуществует с хорошо знакомой действительностью, включается в нее. Наблюдающему становится тревожно — от вероятности узнать в ней себя. Однако художник не стремится указывать на пороки и морализаторство ему неинтересно, ирреальность происходящего, устрашающие образы — все это служит намерено несерьезному разговору о человечности. 

В начале 1990-х Евгений Юфит создал серию фотокомпозиций из кадров собственных фильмов. Представленный на торгах кадр был включен в серию «Новое утро». V


 

Публикации
Хлобыстин Андрей. Шизореволюция. Очерки петербургской культуры второй половины ХХ века. СПб.: Борей Арт, 2017. С. 57


 

Описание сохранности: Лот №48 в удовлетворительном состоянии. Изображение не выцвело. На работе присутствуют изломы, надрывы по краям, укрепленные скотчем с оборота.
Подробный отчет о сохранности высылается по запросу.

 

Другие лоты аукциона

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera