ПИТЕР

Торги закончились

Атласное полотно-«хоругвь» (стиль, в котором Тимур Новиков работает в последние пять лет жизни) демонстрирует в центре сияющего жемчужного лоскута шелка фотографию патриарха Тихона. Работа создана в 1998 году, и с нее берет начало последний этап движения санкт-петербургской «Новой Академии», получивший название «Новые серьезные».

В 1997 году во время пребывания в Нью-Йорке Тимур Новиков заболевает, и к жизни его вернут только врачи в Петербурге, но это будет другая жизнь — незрячая. И вместе с ней появятся другие тексты и другие произведения. Собственно, это был уже третий радикальный поворот, который в течение двадцати лет Новиков устраивает в русле художественной жизни Ленинграда-Петербурга: первый — когда в 1982 году демонстративно покидает ТЭИИ (Товарищество экспериментального изобразительного искусства) чтобы основать группу «Новые художники», а второй — на рубеже 1990-х, когда учреждает «Новую академию».

Новиков всегда был на полшага впереди общей ситуации, и в кульминационные моменты своей славы и востребованности резко менял вектор творческих устремлений, увлекая за собой и весь широчайший шлейф учеников и последователей. Один из ближайших сподвижников Новикова по «Новым серьезным», художник и искусствовед Андрей Хлобыстин так комментирует этот период: «Тогда это всех смешило, а на нас с Новиковым и Медведевым, идущих по Невскому проспекту с хоругвью, смотрели как на чудаков. […] В итоге, неоакадемизм чуть ли не двадцать лет назад «сыграл» нынешнюю культурную ситуацию и властную риторику, сейчас буквально теми же словами клеймящую современное искусство». Помимо подтверждения пророческих свойств позднего творчества Новикова воспоминания Хлобыстина важны тем, что они свидетельствуют о том, что в свое время ультра-радикальная позиция Новикова воспринималась все же амбивалентной игрой и была дистанцирована от официальной риторики власти. 

Это видно и в его произведении — Святитель Тихон известен тем, что его патриаршество пришлось на самый тяжелый период в истории русской православной церкви, но ему хватило смелости подвергнуть резкой критике действия большевиков, связанные с расстрелом царской семьи и началом антирелигиозной кампании. Может быть, гнев Тихона по поводу политики большевиков был близок Новикову, резко критиковавшему радикальный перформанс и в целом коммерциализацию авангарда, но в его работе нет ни декларативности, ни памфлета. Несомненно, и тяжелая болезнь наложила отпечаток на выбор религиозной тематики поздних произведений — но сам художник, обладавший безупречным вкусом, слегка охлаждает их религиозный накал самопародией, превращаясь в те годы из денди в седовласого старца-инока с клюкой. Что, по воспоминаниям Хлобыстина, не мешало ему параллельно «в один прекрасный день 2001 года побрить бороду и ноги, надеть шорты и отправиться гулять по "местам боевой славы"». 

Важно, что в работах Тимура Новикова всегда соблюдается тонкий и тщательно выверенный баланс между искренностью, эстетикой и не попаданием в банальность общих мест. Если работы Новикова и каноничны, то только по отношению к их автору. V


 

Описание сохранности: Лот №12 в идеальном состоянии. На ткани отсутствуют зацепки и выцветание ткани и другие возможные повреждения. Отсутствуют растяжение и деформация полотна. Центральное черно-белое изображение Патриарха Тихона, предположительно, фотография, помещено на клей. По краям фотография оформлена черной лентой, прошитой черной нитью с оборота парчи.
Подробный отчет о сохранности высылается по запросу.

Другие лоты аукциона

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera