Если говорить о соц-арте, которым я занимался в 1970-1980-х, то это явление постмодернизма со всеми, присущими постмодернизму, приемами и темами. Мое искусство было построено на ироничной игре с советскими идеологическими знаками. Но в 1991 году закончилась советская эпоха, и началась другая. Наступали новые времена. Так казалось. Я начал искать, в каком направлении развиваться дальше, пробовать. 

Если исходить из того, что искусство — это «метафора времени» (как писал Борис Гройс), то было желание найти эту метафору. Для меня в советское время соц-арт был такой метафорой. В 1990-х возникла некая обнаженность времени, скрытая раньше под прессом идеологического давления. Эта работа как раз и отражает мои поиски, мои попытки найти новое содержание, новые адекватные смыслы. Как говорил Роберт Раушенберг — «I create in the gap between art and life». 

Мне близок поп-арт — его мажорность, артистичность, игровой характер. Соединение образов из произведений разных стилей и эпох, помещение их в новый контекст, дает возможность создать новое прочтение. В работе «На живца» — один из таких образов из работы Тома Вессельмана «Ванна 3» 1963 года (Музей Людвига, Кельн, Германия) помещен в контекст российских 1990-х.

Ростислав Лебедев

 

Люди ошибаются, придавая значение вещам, которые использует художник. Я применяю рекламную картинку, поскольку она есть реальное, определенное изображение чего-то, а не потому, что она снята со щита для афиш. В рекламных изображениях меня увлекает главным образом то, что я могу сделать из них.

Том Вессельман


 

Том Вессельман. «Ванна 3», 1963,
холст, масло, пластик, 213 х 270 х 45 см.
Музей Людвига, Кельн, Германия

Другие лоты аукциона

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera