Анатолий Брусиловский — художник, практика которого не укладывается в привычные категории. На разных этапах творческого пути он занимался живописью, книжной иллюстрацией, ювелирным делом и боди-артом. С его именем связано возвращение в обиход советских художников жанра коллажа. Кроме того, художник оставил любопытнейшие мемуары («Студия», «Время художников»), посвященные московскому андеграунду и его основным действующим лицам: художникам, коллекционерам, иностранным гостям. В 1960–1980-е годы мастерская Брусиловского на Новокузнецкой, которую сам он называл «музеем для друзей», стала одним из «мест силы» неофициального искусства: богема всех мастей тянулась к созданному им миру свободного самовыражения, красоты и искусства.

Брусиловский родился в Одессе в 1932 году. Учился в художественном училище в Харькове. Первые его иллюстрации появились в печати в середине 1950-х. В 1960 году он перебрался в Москву и стал полноправным участником нонконформистского движения, первое время известным прежде всего как книжный график, что было крайне распространенной стратегией в среде московских неофициальных художников. Среди знаковых работ Брусиловского тех лет иллюстрации к роману Джерома Сэлинджера «Над пропастью во ржи». Постепенно он находит себя в жанрах коллажа и объемного ассамбляжа, в которых воплощаются все свойственные его творчеству черты: тонкий юмор с абсурдистскими нотками, эротизм, критичное отношение ко всему «совецкому», рефлексия на окружающие актуальные события и, конечно, витальность. Сегодня его работы хранятся в Третьяковской галерее, Русском музее и других крупных собраниях.

В 1980-е годы после «бульдозерной выставки» (1974) некогда незыблемое деление искусства на официальное и неофициальное начало постепенно расшатываться, и в отношениях между художником и государством наметились новые мотивы. Брусиловскому, как и практически всем представителям андеграунда, было свойственно обожествление внутренней свободы, романтическая вера в преобразующую силу искусства и, конечно, стойкое презрение ко всему «совецкому» (авторский неологизм, очень точно выражающий его отношение к официозу). Наиболее распространенной художественной стратегией по отношению к государственной символике было доведение идеологии до абсурда, размывание символов власти и их ироничное перекодирование. Как Илья Кабаков, Комар и Меламид и многие другие, Брусиловский также отдал дань «высмеиванию совдепии». «И было ясно, что речь идет о ненавистной власти, о ее символах и приметах. Но не о стране и не о народе!..» — писал художник.

«Парад» — один из серии антисоветских коллажей в творчестве Брусиловского, но он эпохален, потому что создан в разгар перестройки в 1987 году. Здесь мы видим канонические лики советских вождей, которые парят над заполненной площадью Тяньаньмэнь в Пекине. Стоит отметить, что мотив сюжета не случаен: в 1987 году разгорелся советско-китайский конфликт из-за претензий китайской стороны на остров Даманский. Вместе с тем здесь символически все « советское наследие» в лице Сталина, Хрущёва, Брежнева, Андропова, Черненко передается коммунистическому Китаю. Над вождями, как факел, воздета рука в классическом жесте Ленина. Но наравне с символами тоталитарной власти по всему пространству произведения разбросаны птички, нивелирующие пафос государственных образов. Ведь в 1987 году была объявлена гласность, и опьяненные свободой слова за железным занавесом птички «запели».V

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera