Анатолий Брусиловский — художник, практика которого не укладывается в привычные категории. На разных этапах творческого пути он занимался живописью, книжной иллюстрацией, ювелирным делом и боди-артом. С его именем связано возвращение в обиход советских художников жанра коллажа. Кроме того, художник оставил любопытнейшие мемуары («Студия», «Время художников»), посвященные московскому андеграунду и его основным действующим лицам: художникам, коллекционерам, иностранным гостям. В 1960–1980-е годы мастерская Брусиловского на Новокузнецкой, которую сам он называл «музеем для друзей», стала одним из «мест силы» неофициального искусства: богема всех мастей тянулась к созданному им миру свободного самовыражения, красоты и искусства.

Брусиловский родился в Одессе в 1932 году. Учился в художественном училище в Харькове. Первые его иллюстрации появились в печати в середине 1950-х. В 1960 году он перебрался в Москву и стал полноправным участником нонконформистского движения, первое время известным прежде всего как книжный график, что было крайне распространенной стратегией в среде московских неофициальных художников. Среди знаковых работ Брусиловского тех лет иллюстрации к роману Джерома Сэлинджера «Над пропастью во ржи». Постепенно он находит себя в жанрах коллажа и объемного ассамбляжа, в которых воплощаются все свойственные его творчеству черты: тонкий юмор с абсурдистскими нотками, эротизм, критичное отношение ко всему «совецкому», рефлексия на окружающие актуальные события и, конечно, витальность. Сегодня его работы хранятся в Третьяковской галерее, Русском музее и других крупных собраниях.

Вернув советскому искусству жанр коллажа, впервые разработанный в начале XX века кубистами (Пикассо, Брак), Анатолий Брусиловский описал его как «сгусток идеи и чувства». В своей практике он парадоксальным образом соединял несовместимое: сюрреальные механические детали и женские бюсты, цитаты из академической русской живописи и строительные машины. Громоздкие головы и другие элементы, выполненные из географических карт, часто появляются в работах Брусиловского. Географическую тему художник в основном развивал в 1970-х в таких произведениях, как «Африка» (1971), «США» (1971), «Скандинавия» (1974). Карты в те годы издавались на плотной бумаге, которую удобно было использовать как основу для коллажа, так что выбор Брусиловского обусловлен не одним лишь интересом к явленному в схеме образу мира.

Название представленной работы не связано с географией, но по «Голове» о стране можно догадаться. Строгий профиль «поддерживает» скопление людей в нижней части работы: подобное расположение объектов напоминает икону, где вверху располагаются лики святых и ангелы, сражающиеся за род людской, а внизу — сцены из жизни людей. Это сходство не случайно: если обратить внимание на головной убор, мы увидим, что это пилеолус, а значит, перед нами профиль папы римского. Вероятно, в 1981 году импульсом для создания работы послужили новости о покушении на Иоанна Павла II и ходившие слухи о причастности к этому делу советских спецслужб.

Но все же произведение ускользает от конкретной интерпретации: главное в нем — принципиальная незавершенность и открытость новым образам и знакам. Работая над коллажами, Брусиловский ставил себе целью «обретение нового поэтического смысла», о чем он сам пишет в книге воспоминаний «Студия» (2001). Свои произведения художник всегда подписывал фамилией генерала Брусилова, с именем которого связан знаменитый Брусиловский прорыв. Правда, как вспоминает художник Валентин Воробьев, коллеги из художественной среды быстро упростили этот псевдоним до более звучного прозвища Брусок.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera