Эдуард Штейнберг — центральная фигура второй волны русского авангарда — изобрел свою версию абстрактной живописи. Он учился в художественной школе Тарусы и у своего отца, художника Аркадия Штейнберга, закончившего легендарный ВХУТЕМАС и передавшего сыну традиции «конструирования» в живописи. Как и многие художники его круга, Эдуард Штейнберг впервые увидел работы художников русского авангарда у Георгия Костаки, и они стали для него откровением. Именно поэтому многие полотна Штейнберга — это тихий диалог с Малевичем и супрематизмом. Сам он часто говорил: «Все мы вышли из квадрата Малевича». При этом Штейнберг уходит от резких цветовых контрастов и драматического напряжения, характерных для живописи 1910-х — 1920-х годов. Он совершает «выход в белое» и меняет характер супрематизма. Всё творчество Штейнберга — последовательный путь от копирования великих шедевров и натурных зарисовок через натюрморт и фигуративную живопись к геометрической абстракции. Окончательный переход к нефигуративному происходит у него в начале 1970-х годов.
Работа «Абстрактная композиция. Равновесие. Май» 1970 года является, таким образом, одной из первых работ, написанных с помощью нового изобразительного языка художника. «Белый метагеометрический период» Штейнберга отличается характерным высветленным колоритом и простотой форм. Он избирает нежные сдержанные цвета светло-перламутровой и серебристой палитры. Представленная работа также обращается к традиции русского абстракционизма и, кроме того, напоминает об итальянской метафизической живописи в духе белесых натюрмортов кисти Джорджо Моранди. Здесь Штейнберг оперирует лишь двумя цветами: белым и охрой, при этом используя множество тончайших промежуточных оттенков. Майская весенняя гамма картины более теплая по сравнению с февральской зимней в предыдущей работе. Перламутровые, словно светящиеся изнутри краски вносят в картину особую изысканность и эстетизм. Благодаря этому свечению цвета создаётся впечатление, будто фигуры растворяются в фоне. Штейнберг минималистично и сдержанно работает с деталями: маленькие полоски коричневого и голубого, добавленные им поверх, иллюстрируют тезис «меньше значит больше» и держат внимание зрителя.
Равновесие и здесь является ключевой характеристикой композиции и темой размышления художника. В отличие от предыдущей работы «Абстрактная композиция. Равновесие. Май» не распадается на две уравновешенные половины, а, напротив, собрана в центре, хотя мотив парности всё равно присутствует. Центральная «пирамида» покоится на белом основании и собрана из двух призм, поставленных друг на друга, и двух кругов, расположенных на двух концах «качелей». На первый взгляд, эта структура выглядит весьма неустойчиво, однако сам характер пространства подсказывает нам, что привычные законы физики здесь вряд ли работают. Хрупкое равновесие весов, собранных из параллелепипедов и кругов, нерушимо, хоть и находится на грани. Художник иллюзионистски играет со зрительским восприятием: то, что казалось объемной композицией (призма построена в объеме), оборачивается плоскостью (мы видим круги, но не шары).
Для Штейнберга живопись сама по себе и его абстрактные композиции всегда имели глубокий мистический и религиозный смысл, были своего рода геометрической иконописью. Художник, интересовавшийся философскими идеями Владимира Соловьева, Николая Бердяева и Евгения Шифферса, пришедший во взрослом возрасте к православию, а также глубоко знавший византийское и древнерусское искусство, создал собственную символику геометрических форм. Фигуры там являлись вечными символами бытия: круг — солнце, треугольник — Троица, а равновесие — всеобщий закон существования. V

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera