Трагически погибший в 32 года Евгений Рухин успел за свою недолгую жизнь блеснуть яркой кометой на небосклоне неофициального искусства, как ленинградского, так и московского. Не получивший систематического художественного образования, в своем творчестве он был абсолютно свободен от правил и догм, формируя новый изобразительный язык, роднивший его с мастерами современного западного искусства.

В начале 1960-х Рухин увидел в альбоме работы известного представителя американского поп-арта Джеймса Розенквиста и написал ему письмо, после двух лет переписки Розенквист приехал к нему в Ленинград, а затем посвятил русскому художнику одну из своих картин — «Взбитое масло для Евгения Рухина» (1965). Благодаря этому знакомству вскоре работы Рухина были представлены в престижной галерее Бетти Парсонс (Betty Parsons) в Нью-Йорке, в которой выставлялись Джексон Поллок, Марк Ротко и Роберт Раушенберг. Всего при жизни художника в США состоялось четыре персональные выставки, еще несколько прошли в других странах, что с учетом специфики советского времени кажется невероятным. Интерес западных коллекционеров появился к нему еще в середине 1960-х годов. Так, представленная работа с 1974 года находилась в одной из частных итальянских коллекций.

«Композиция» 1974 года принадлежит к числу тех произведений, в которых Рухин использует наряду с живописной техникой реальные объекты. К этой новой для себя манере он обращается в 1968 году. «Не имея страха (в отсутствие классического художественного воспитания), Рухин энергично внедрял в холст почти все предметы, попадавшиеся ему под руку… Но весь этот замечательный мусор при соприкосновении с холстом вдруг нарочно пристраивался на нужное место, застывал там, где было нужно, обрастал краской, клеем, цифрами, еще Бог знает чем, и появлялась работа», — вспоминал художник Анатолий Белкин.

Поверхность картины напоминает часть стены, покрытой старой, местами потрескавшейся краской, и кажется, что за ее слоями просматриваются очертания двери, на которой отчетливо выделяется замочная скважина. В левом верхнем углу плотный живописный слой деформирован кракелюром. Подобный «эффект старения» — сознательный результат сложных технологических экспериментов, который проводил художник. «В основном я использую синтетическую темперу, смешанную с ликвитексом (разновидность пластика отечественного производства). Это служит моим целям. Я уделяю много внимания максимальному эффекту, который эти материалы могут произвести на поверхности холста; поскольку художник должен пробовать нечто новое ежедневно».

Образ разрушающего все и вся времени, характерный для искусства Рухина, довершает сумрачный, серо-коричнево-черный колорит «Композиции». Выбор подобной цветовой тональности во многих его работах, возможно, связан с влиянием лидера «Лианозовской группы» Оскара Рабина, с которым он был хорошо знаком. Стоит отметить, что его общение с московскими нонконформистами было довольно тесным, и он единственный из ленинградских художников стал одним из организаторов и участников знаменитой «Бульдозерной выставки» 1974 года. V

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera