Легендарный нонконформист Олег Целков нашел своего персонажа в 1960 году, и с тех пор этот образ не покидает его картины, его мысли. Он называет его просто — «морда». В автобиографии художник красочно описывает его облик: «Невиданное доселе племя… Безволосые гладкие головки, сидящие на мощных шеях, с узенькими лбами и массивными подбородками. Сверлящие, запрятанные в узкие щелочки немигающих век зрачки, похожие на взгляд сильного животного, которое неожиданно столкнулось с тобой нос к носу и вперилось в твои глаза так, что ты опускаешь свои и боком уходишь прочь, в сторону, боясь оглянуться…»

По словам Олега Целкова, за почти 60 лет создания этого «невиданного доселе племени», этих «морд», он так и не смог понять, кто они: «Волею судеб я первым из всех художников создал лицо, в котором нет идеализации. Лицо, в котором нет ничего от лица Бога. И с тех пор всю свою жизнь я думаю над загадкой этого лица и не нахожу ответа».

В картинах периода 1960-х «морды» выглядят плоскостными, цвета почти локальными. В начале 1970-х Целков начинает работать в технике живописи Рембрандта: нанося множество слоев краски, создавая тончайшие лессировки, он достигает новой глубины цвета. В это же время художник начинает использовать в полотнах не более 2-3 спектральных цветов (красный, желтый, зеленый, фиолетовый, др.) и иногда черный. Причем один из них всегда выступает основным — часто фоновым, в котором утопают изображенные фигуры. Олег Целков совершенствует эту технику в течение многих лет. К 1980-м годам формируется узнаваемая изобразительная манера художника. Его картины будто светятся изнутри, их колорит, их объем не может передать никакой фотоаппарат.

Над одним полотном Олег Целков, стоя за мольбертом по девять часов в день, работает от одного года до трех лет. Обычно у него в процессе сразу несколько картин: пока слои краски на одной подсыхают, художник продолжает другую. Целков работает не только кистью, он буквально «лепит форму» руками — пальцами и ладонями: растушевывает, высветляет отдельные поля, которые придают фигурам объем.

Картины Олега Целкова можно разделить на условные циклы по колориту, по сюжетам или по тем предметам, которые используют «морды». В 1996-1999 годах Целков создает ряд полотен, в которых появляются плоские прямоугольные фигуры: они образуют то карты, то веер, то книгу. На картине «С картами» 1999 года, представленной на аукционе, изображен персонаж с картами в правой руке, также мы видим часть стола, на которой лежит одна из них. Будто сделан ход, и «морда» смотрит на нас, и ждет, чем карта будет бита. Композиционно с этой работой рифмуются еще две картины с другим — фиолетовым колоритом. В одной из них — одноименной, 1997 года, — наверно, идея только зародилась: мы не видим ни стола, ни предплечья правой руки. Действительно, существует «прототип»: еще более ранняя картина «С веером» 1996 года, ее общая структура и колорит перейдет к картине «С картами» 1997 года. Далее вторая «рифма», благодаря которой мы можем наблюдать, как работает мысль художника: Целков развивает идею и создает к 1999 году более масштабное полотно «С картами за столом». Здесь, помимо верхней, аналогичной предыдущим картинам, части, появляется нижняя — с ногами и левой рукой с картами. Причем верхнюю часть художник выполняет в том же фиолетовом с парой розовых карт, а нижнюю — полностью выписывает цветом, близким к красному.

В этом же 1999 году Целков будто создает инверсию всей верхней части работы «С картами за столом», и тогда появляется картина «С картами», представленная на аукционе. Она выполнена в сложном красно-розовом колорите, оттенки которого, кажется, невозможно различить. Персонаж объединен с фоном, он будто выплывает из этого светящегося озера цвета. Художник делает здесь только три акцента контрастным зеленым — две карты из веера в руке и одна на столе. Олег Целков всегда смело экспериментирует с цветом. В рассматриваемый период — в 1996-1999 годах — в ряде картин основным выступает цвет, близкий то к красному, то к розовому, художник прибавляет к нему зеленый, фиолетовый, синий, оранжевый, создавая практически психоделические сочетания.

Персонажи картин, даже тех, что рифмуются между собой, значительно различаются. У них разные формы носа, глаз, рта, разное выражение лиц — хитрое, злое, хищное, спокойное, удивленное и так далее, разный пол. Они как люди одной национальности: вроде очень похожи, но все-таки совершенно разные, уникальные. И, как рассказывает Олег Целков, они так же, как люди, меняются с годами: «Мои картины имеют удивительное свойство, которое я заметил, наблюдая за ними в течение многих лет. Иногда я смотрю на своих персонажей и не узнаю их: вроде бы я писал другое… Как будто картины вбирают в себя окружающую энергетику. И они меняются… Или, может, меняемся мы?» V

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera