VPstudio (Галерея Веры Погодиной). Интервью с Верой Погодиной

4 марта 2019

VPstudio (Галерея Веры Погодиной)

Основана: Москва, 1999

Создатель: Вера Погодина

 

Основательница Вера Погодина — о том, как соединились в ее судьбе профессии искусствоведа и галериста, о личной мотивации и постоянном поиске новых форматов работы.

Галерея заставляет быть гибким

VPstudio — одна из старейших московских галерей. В этом году мы отмечаем 20-летие. Как и двадцать лет назад, галерее есть чем заинтересовать не только коллекционеров, но и критиков, и художественную общественность. Ситуация в Москве сейчас такая, что появилось много новых галерей и арт-институций. Как правило, люди, которые их открывают, имеют большие финансовые возможности. Но мы, старые цеховики, все еще держимся. Для этого надо очень сильно любить эту работу, чтобы каждый месяц тратить много денег, чувствуя себя всегда на грани: выживешь — не выживешь. Кризис 2008 года меня сильно задел, поэтому я стала придумывать какие-то новые формы, подходы, программы. Сейчас, например, я показываю искусство семейных пар: Макаревич и Елагина, Стасюнас и Чуйкова, Острецов и Константинова, Короткова и Погоржельский и других. Любопытно, как люди сотрудничают, насколько они проникают в творчество друг в друга, как они взаимодействуют. Это одна сторона медали. Другая сторона такова, что после кризиса 2008 года я поняла: нужно демпинговать цены. Я придумала жанр «открытки от художников». Именно как акцию, не для постоянной формы сотрудничества. Это небольшие оригинальные произведения к Новому году. Новый год — это праздник абсолютно для всех, вне всяких конфессий, политических взглядов и возрастов. Сплошной позитив. В этом году мы будем проводить выставку «Открытки от художников» в двенадцатый раз и, как всегда, в начале декабря. За эти годы в этом проекте приняли участие более 130 художников.

Рынок скорее жив, чем мертв

Сейчас я считаю, что проект «Открытки от художников» оживил деятельность галереи. Из-за большого количества работ и логистики работа галериста — очень тяжелый труд. Но для меня это дело чести. На самом деле относительно легко в этом бизнесе было лишь в короткий промежуток времени до 2008 года: это 2005, 2006 и 2007 годы. Каждый раз, когда я выставлялась на ярмарке «Арт Москва», я несколько раз меняла экспозицию. Наш успех с Сергеем Волковым случился именно в это время — по-моему, его «Школьная доска» есть в любой значимой московской коллекции. В 2008 году это все закончилось. Я еще принимала участие в ярмарках в 2009 и 2010 годах, и не могу сказать, что неудачно, но потом отказалась от участия: большие организационные затраты и никаких новых покупателей. В 2017 году я начала участвовать в ярмарке Cosmoscow, что стало для меня новым импульсом.

С чего все начиналось

Мой отец работал в Моспроекте и увлекался современным искусством, поэтому мы бывали на многих выставках в 1970-х. Моя мама окончила Худграф, и мое детство прошло в залах Третьяковской галереи. Потом, когда я училась в МГУ на искусствоведческом отделении истфака, одновременно работала в Пушкинском музее в секретариате у Ирины Антоновой курьером, я даже присутствовала на экспертных советах, правда, без права голоса.

У нас была большая искусствоведческая компания: я вышла замуж за Митю Молока, который учился с Катей Деготь, с Володей Левашовым, очень дружил с Витей Мизиано и с Карой Мискарян.

Некоторое время я работала реставратором и искусствоведом в мастерской у Владимира Сарабьянова. Тогда я поняла, что сидеть на одном месте для меня невыносимо. Меня больше привлекало живое современное искусство. Потом была знаменитая XVII Молодежная выставка, куда я пошла работать волонтером.

В 1991 году Михаил Каменский пригласил меня работать на первую в России художественную ярмарку «Арт Миф». И вдруг я стала очень востребована, работала параллельно на пяти работах: у Иосифа Бакштейна, в Институте Академии художеств, читала лекции, в «Коммерсанте» была экспертом по искусству, выступала как независимый куратор в проектах: «Монументы — трансформация для будущего» с Виталием Комаром и Александром Меламидом, «Сердца четырех», «Второй пункт» и других.

В 1995-м я поехала в Париж на FIAC и познакомилась там с одним русским коллекционером, еще совсем молодым, и он меня попросил найти какие-то работы. Его интересовали «Бубновый валет» и в целом все, что касалось начала XX века.

Так начался следующий этап в моей профессиональной деятельности. Но, несмотря на эту новую работу, мои кураторские проекты продолжались и продолжаются по сей день. В 1999 году я открыла «Студию», и с 2000 по 2005 год у меня была постоянная площадка в Среднем Кисловском переулке. Это было одно из самых посещаемых мест художественной Москвы.

В 2005 году я перебралась на «Стрелку», но на «Винзавод» не пошла.

В 2010 году я открыла шоу-рум на Тверской. Я участвовала во многих ярмарках: в Берлине, Афинах, Будапеште, после чего поняла, что современное отечественное искусство востребовано больше в России. Сегодня появилось новое поколение коллекционеров, которому интересно современное искусство, и это обнадеживает. Ведь в России до сих пор есть возможность стать Третьяковым или Мамонтовым: недорого купить то, что станет потом очень ценным.

Сарафанное радио никто не отменял. Я никогда не спрашиваю фамилии покупателя и потому, когда приходят по рекомендации, пишу: «Света», потом пишу: «Марина Светы», потом пишу: «Софья Марины Светы», потом пишу: «Оксана Софьи Марины Светы». И так часто до 20 человек.

Дружба навсегда

Я занимаюсь тем, что мне очень нравится. Замечательно, когда мне на выставку приносят новые работы, специально сделанные художником для моего проекта. Так было для проекта «Русская хрестоматия»: выставки «Горе от ума», «Мертвые души», «Волки и овцы», «Путешествие из Петербурга в Москву».

Сейчас я работаю с художниками среднего поколения: Константином Батынковым, Анатолием Ганкевичем, Олегом Масловым, Борисом Матросовым, Аркадием Насоновым, Ольгой Тобрелутс и другими.

И все же для галериста надо очень сильно любить свою работу и понимать, что не будет какого-то невероятного заработка. Для этого нужны другие мозги — чтобы зарабатывать, нужно быть не искусствоведом. Удовольствие и удовлетворение должны быть не только от полученных денег. Я думаю, что задача галериста — двигать, менять и улучшать что-то в мире, в природе. Для меня огромная радость, когда коллекционер радуется той работе, что приобрел у меня. Например, девушка, купившая работу Ганкевича, где изображено море и солнечные блики, сказала мне: «Я утром встаю, смотрю на нее и испытываю счастье». Это в самом деле очень приятно.

Будни студии Веры Погодиной

В галерее в Среднем Кисловском я делаю новые проекты и персональные выставки. Приглашаю коллекционеров, журналистов и так далее. Это часть работы.

А в пространстве на Тверской можно увидеть мою коллекцию, состоящую из молодых и старых современных художников. Здесь я встречаюсь с коллекционерами, кураторами, журналистами. Здесь ведется основная работа для поддержания VPstudio. Я с детства живу в искусстве, поэтому для меня такая работа абсолютно органична.

Интервью с галеристами-участниками к аукциону ГЕРОИ НАШЕГО ВРЕМЕНИ

Источник: VLADEY

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera