Одно из захватывающих воспоминаний художника Владимира Немухина — эпизод, как они с женой Лидией Мастерковой едут в деревню Прилуки на Оке, потрясенные просмотром выставок Международного фестиваля молодежи и студентов. Прямо там они оба переходят к созданию совершенно новых, абстрактных работ — новых как для собственного творчества, так и для русского искусства. Скорее всего представленная работа –— одна из тех, что появились в числе первых после этих летних впечатлений 1957 года. Она датирована следующим годом — цифры «58» стоят на лицевой стороне возле подписи художника, сделанной ровными печатными буквами. Глядя на эту работу, трудно поверить, что точно такая же подпись ставилась за два года до этого на вполне традиционных фигуративных работах. Расстояние, которое за эти два года было преодолено Мастерковой (и вместе с ней — отечественным искусством) поистине огромно.

Лидия Мастеркова действительно как художник «родилась» практически «в одночасье», в считаные месяцы 1957–1958 годов. И, по-видимому, ее становление происходило в том числе в Прилуках — так как работ тех лет известно очень мало, представленная «Композиция» выступает в качестве важного свидетельства. Она выполнена на фанере, но по воспоминаниям Немухина известно, что это не просто кусок фанеры, а дверца от старого буфета, стоявшего в их доме в деревне. На одном из краев работы хорошо заметны следы от петель. Таким образом, можно предположить, что эта вещь появилась в результате эксперимента с абсолютно новыми для художника формами. Краска здесь нанесена еще достаточно робко, тонкими слоями, из-под которых проступает фактура дерева — можно сказать, художник работает в соответствии с материалом. Живописная гамма произведения строится на оттенках желтых, бежевых, охристых тонов, с вкраплениями зеленых и голубых. Создается впечатление, что «Композиция» могла стать для Мастерковой чем-то вроде камертона для размышлений о взаимодействиях тонов, о цветовой гамме — она отчасти напоминает цветовые, хроматические таблицы, которые создавали для себя художники-модернисты от Матюшина до Альберса. Возможно, Мастеркова была знакома с подобными таблицами от Ивана Кудряшова, ученика Малевича, с которым она общалась в 1950-х.

Вместе с тем это очень гармонически решенное пластическое произведение. Решетчатая структура работы, играющая принципиальную роль в эстетике ХХ века, позволяет соотнести ее с произведениями «высокого модернизма». Ритм прямоугольников, напоминающих соединенные между собой лоскуты ткани (а в эти годы, как и в дальнейшем, Мастеркова будет экспериментировать с тканью — типичным «женским» материалом), нарушается двумя наклонными «палочками» белого цвета, устремленными к центру композиции, — они находят ритмическую поддержку в нескольких косых углах прямоугольников.

Однако главное, что эта работа решена как пространственная композиция. С такими произведениями в отечественное искусство входит подлинно новаторское понимание, освоение пространства. Пространственные качества искусства Мастерковой впоследствии проявятся в ее картинах с элементами коллажа. В дальнейшем Лидия Алексеевна станет весьма последовательным художником-абстракционистом, а с учетом того, что в среде андеграунда было немного женщин, она занимает вообще уникальное положение. Именно «Композиция» 1958 года стоит у истоков ее зрелого творчества.

Эта работа всегда была близка ее мужу (до 1968 года) Владимиру Немухину. Он не только художник, но и коллекционер. Работа висела у него дома на протяжении многих лет. В начале 2000-х годов часть своей коллекции Немухин передал Третьяковской галерее. В том числе и это произведение было изначально в числе предназначенных к передаче в музей, но позже объем дара Немухина сократился, и «Композиция» переехала с ним на новую квартиру, откуда и была приобретена коллекционером Александром Резниковым.

Сергей Попов

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera