Галерея Osnova. Интервью с Алёной Курмашевой и Дмитрием Ветровым

16 марта 2019

Галерея Osnova

Основана: Москва, 2014

Создатели: Алёна Курмашева, Дмитрий Ветров

 

Алёна Курмашева и Дмитрий Ветров, создатели галереи Osnova, об иностранных кураторах, перспективах продаж и презентации искусства онлайн, разнице между российскими и западными коллекционерами и художниками.

— Вы одни из самых молодых галеристов, с кем мы разговариваем для каталога. Почти все матерые российские галереи имеют схожий опыт: открылись в 1990-е, в 2000-е взлетели и начиная с 2008 года переживают кризис. Галерея Osnova открылась в 2014 году, у вас другой опыт и, наверное, другой взгляд на вещи?

Алёна Курмашева: Действительно, когда мы начинали, у нас был перед глазами опыт старых галерей. Мы опирались на базу, которую они заложили, пытались проанализировать и понять, что они сделали правильно, а что мы бы сделали иначе. Мы, с одной стороны, хотим быть классической галереей — со своим постоянным пространством, выставочной программой, выездными проектами и участием в ярмарках. Но, с другой стороны, мы понимаем, что нужно что-то менять. Привычная схема, в которой у тебя есть пул из десятка художников, ты делаешь порядка семи-восьми выставок в год, сидишь на одном месте, зациклен на московском рынке и почти не общаешься с внешним миром, нам неинтересна. Мы хотим двигаться дальше.

— А что вы делаете иначе?

Алёна Курмашева: Мы стараемся наводить мосты, выходить за пределы нашего города, страны, искать людей, близких нам по духу, за границей. Мы приглашаем иностранных художников, иностранных кураторов, показываем, что и в Москве есть жизнь, — у нас все не так страшно, не так далеко, и тут есть единомышленники. Мы пытаемся существовать в большом мире, а не в России или в Москве.

— Но ездить на международные ярмарки очень дорого и технически сложно.

Алёна Курмашева: Это так. Зато позвать в гости иностранного куратора не так дорого, потому что там конкуренция выше и им импонирует наша программа. Это тоже обмен опытом, идеями, расширение базы знакомств, которые помогают нам встроиться в международный контекст. И сколько бы мы кураторов ни приглашали, они всегда «за» и принимают то, что мы не можем позволить себе большие гонорары.

Дмитрий Ветров: В том, что касается работы с российским искусством, мы равняемся на те из старых галерей, которые до сих пор не вышли из игры. Галерейное дело — это долгий процесс. Мы надеемся, что те русские художники, которых мы показываем сегодня, через пять-десять лет войдут в круг художников, которые считаются ведущими в России и известны в мире.

— Сегодня, кажется, немногие молодые люди идут в галерейный бизнес?

Алёна Курмашева: Да, за последние пять лет можно назвать всего две-три новые галереи, которые заметно себя показали. Проблема в том, что в российском галерейном бизнесе не существует понятных правил. К тому же галерея может выйти на самоокупаемость лишь через пять-десять лет. Это долгий путь, на который сложно решиться. Поэтому большинство людей, которые открывают галереи, имеют какую-то финансовую базу.

— Как же вы решились на этот бизнес?

Алёна Курмашева: Понимаете, когда мы пришли в эту сферу без опыта, нам казалось, ну почему бы не попробовать, вроде бы все просто. Теперь уже мы знаем, как сложно удержаться на этом небольшом рынке. Здесь огромные риски и приходится учиться на собственных ошибках. Зато теперь уже идет игра в другую сторону, нам уже обидно выходить, потому что есть опыт и понимание того, что у нас получается. Теперь мы думаем: почему бы не остаться, не продолжить? Может быть, у нас будет шанс что-то изменить и сделать лучше.

Мы решили идти двумя путям: с одной стороны, выстроить коммерческий проект, который бы приносил деньги, с другой стороны, мы решили делать историю не столько про деньги, сколько про открытие новых имен, свое видение и понимание того, что такое современное искусство сегодня.

Когда мы делаем выставку в галерее, у нас нет цели ее полностью продать. Мы показываем именно тех художников, которые нам интересны с точки зрения их практики. Если это совпадает с видениями коллекционеров и потенциальных покупателей, то прекрасно.

— А если не совпадает, на чем вы зарабатываете?

Дмитрий Ветров: По-разному. Например, на художественном консалтинге, подборе работ для коллекционеров, нашем онлайн-магазине и других смежных занятиях.

— А на международных ярмарках удается продавать?

Дмитрий Ветров: Ярмарка ярмарке рознь. К примеру, мы ездили в Берлин и продали там несколько работ. А на кураторской ярмарке в Турине ничего не продали, потратили деньги и не окупились. Ярмарки — это такие качели.

Еще одна лично наша сложность состоит в выстраивании отношений с коллекционерами. Теоретически их надо постоянно дергать, звонить, допрашивать, настаивать, убеждать. Нужно быть юрким и настырным. Но, к сожалению или к счастью, мы этого не делаем, для нас это не слишком комфортные отношения.

Алёна Курмашева: Искусство нельзя продавать как какие-нибудь ювелирные изделия. Нам ближе подход, в котором продажа искусства — это диалог с коллекционером, который хочет узнать биографию художника, понять, зачем он приобретает то или иное произведение, готов стать чуть ли не частью семьи художника.

— Вы начинали продавать искусство онлайн, а потом все-таки нашли себе помещение для традиционной галереи. С вашей точки зрения, какие перспективы и возможности у презентации и продажи искусства онлайн?

Алёна Курмашева: Когда мы начинали, была такая волна: все говорили, что традиционный формат галереи устарел, что более выгоден формат поп-ап или вовсе онлайн. Но из нашего опыта мы поняли, что и в XXI веке по-прежнему нужно физическое пространство, от этого никуда не денешься. Все искусство, которое приобретается коллекционерами, должно быть сначала просмотрено вживую. Онлайн-технологии должны совмещаться с традиционной моделью. Можно узнать о новом художнике через Instagam, социальные сети, но, чтобы сделать покупку, нужно прийти в галерею и увидеть выставку. И мы видим, что сайты, которые пытались продавать искусство через интернет, вкладывали в это деньги, приглашали галереи, художников, все закрылись. Из мировых проектов разве что Artsy.net продолжает работать, потому что имеет большие ресурсы, — все знают художников, которые там представлены, и галереи.

— Вы привозите сюда иностранных художников. Делали целую выставку бразильцев. Это, наверное, ужасно дорого и сложно?

Дмитрий Ветров: Зато, если делаешь хороший иностранный проект, тебя могут поддержать информационно другие институции. У нас, например, была отличная дискуссия в «Гараже». Кто-то нам говорит: давайте, переходите в формат некоммерческого пространства, мы вам будем деньги давать. Вопрос: а зачем?

Алёна Курмашева: Тогда нам нужно будет под кого-то подстраиваться, выстраивать программу, интересную не нам, а этой институции или спонсору.

Дмитрий Ветров: Но, если нам предложат деньги, мы, конечно, возьмем. Мы же бизнес! На самом деле все просто. Мы зарабатываем деньги, продавая искусство того же Хеннинга, и вкладываем их в молодого российского художника, например, того же Яна Гинзбурга, и тоже его продаем. И всем хорошо. А потом мы едем на какую-нибудь классную ярмарку, ничего не продаем, и вот мы опять в ноль. И выходит, что это никакой не бизнес, а благотворительность.

— Расскажите про ваших художников. Есть что-то, что их объединяет?

Алёна Курмашева: Их объединяет то, что мы их выбрали. Многие художники, с которыми мы работаем, учились и жили в Европе. Европейское образование им позволяет лучше видеть процессы, которые происходят в современном искусстве. Они понимают, какие есть обязанности у галереи, а какие у них самих. Например, Елена Попова уже почти десять лет живет в Великобритании, а сама родом из закрытого города на Урале, и для нас очень важно, что мы представляем ее в России, потому что Елена не хочет терять культурные связи со своей родиной. С другой стороны, за последнее время у нас стали появляться художники только с российским образованием. И мы видим разницу в подходах. Местные молодые художники думают, что все должно происходить мгновенно: выставки, продажи, музеи. Люди с европейским бэкграундом понимают, что это долгий путь, который работает на имя.

— Считаете ли вы, что галереи двигают вперед художественный процесс?

Дмитрий Ветров: Наоборот, искусство движет нами. Чтобы двигать искусство, мы должны быть на порядок богаче и влиятельнее. К тому же у нас слишком мало взаимодействия между галереями и людьми в этой сфере. Если бы мы делали какие-то совместные проекты вроде Gallery Weekend Berlin или Barcelona Gallery Weekend, тогда галереи могли бы влиять на формирование повестки дня в городе. А пока каждая галерея сидит в своей норе и с другими особо не взаимодействует.

Алёна Курмашева: Конечно, галерея — это песчинка в большом пространстве арт-рынка. Но тем не менее это работа с конкретными художниками. И даже если это влияние не слишком заметно на глобальном уровне, я вижу, что оно есть.

Дмитрий Ветров: Мы можем влиять лишь тем, что показываем художников, которые дальше могут быть востребованы институциональной средой: музеями, фондами, биеннале. Наша задача — вырастить тех художников, которые в будущем станут первыми скрипками в оркестре современного искусства. Бывают провалы, художник сдается, переходит на уровень любителя — тогда это наш просчет. Наша задача — найти «долгоиграющих».

— Какие у вас прогнозы или надежды на то, как будет развиваться современное искусство и его рынок в России?

Алёна Курмашева: Мы знаем, что весной этого года планируется много новых событий, открытий новых площадок, новые ярмарки, новые форматы аукционов. Мне кажется, есть движение. Люди начинают больше интересоваться искусством. Москва — очень большой город, где современное искусство должно себя чувствовать хорошо.

 

О художниках, представленных на аукционе

Впервые работы Елены Поповой мы встретили на выставочном проекте Музея «Гараж» Project Space в 2014 году. У Елены свой узнаваемый стиль, хотя она живет и творит в небольшом городе в Великобритании, ее творчество во многом рефлексирует над местом ее рождения: она родилась и выросла на Урале. Конечно, такие тонкие параллели могут почувствовать только родившиеся в том регионе.

С творчеством Даши Кудиновой мы познакомились впервые в 2014, изучая материалы и просматривая выставки в Европе. Тогда Даша по приглашению одного коллекционера, представляла свою персональную выставку в небольшом немецком городе Ульме, она много путешествовала и недавно вернулась из США. Ее картины и объекты сразу запомнились, и по прошествие нескольких месяцев желание узнать больше об их создателе и посмотреть на новые работы не пропало, а именно такие первые впечатления как правило говорят о многом.

Интервью с галеристами-участниками к аукциону ГЕРОИ НАШЕГО ВРЕМЕНИ

Источник: VLADEY

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera