Добро пожаловать в РАЙ

30 июня 2022

В 1987 году группа «Чемпионы мира» создала одну из самых известных работ перестроечного времени — «Я хочу в рай». Спустя 35 лет VLADEY предлагает современным художникам переосмыслить РАЙ в новых реалиях 2022 года и проводит аукцион произведений искусства, созданных приглашенными к участию творцами. 

Что такое РАЙ? То, куда все попадут после, или вполне реальное здесь и сейчас? Живописная традиция изображения идеального божественного места уходит корнями глубоко в историю, однако название аукциону VLADEY ХОЧУ В РАЙ дала работа, появившаяся всего 35 лет назад.

В 1987 году группа «Чемпионы мира» отразила заветное желание на черном оргалите красно-белыми буквами:

Группа «Чемпионы мира». Без названия, 1987
Работа продана на торгах VLADEY в 2017 году

Гия Абрамишвили, Борис Матросов
и Андрей Яхнин в мастерской
Сергея Шутова на Фурманном переулке. 
Москва, 1987. Фото: Сергей Шутов

Группа «Чемпионы мира» появилась в 1986 году — в эпоху перестройки. Бурное «время перемен» способствовало тому, что культурные границы стали шире, впустив в себя все больше нестандартных и свежих художественных практик. Отвечая настроениям тех лет, «чемпионы» не отделяли привычную бытовую жизнь от своего дерзкого, бунтарского искусства: пародировав военно-спортивную организацию и бригадный метод работы с одной стороны, и рок-н-ролльное хулиганство с другой, они придумывали провокативные акции, концерты и фильмы, которые впоследствии принесли им репутацию «панк-художников».

Константин Звездочётов, один из создателей группы, вспоминает: «Это период, когда было больше иллюзий. Во времена “чемпионов”, благодаря перестройке, появились некоторые финики и орехи, которые можно было лузгать: телевидение могло прийти, журнал “Огонек”. Появилось новое веяние, и к нему стали активно присоединяться люди из официального искусства, отчего все это было уже немножко напоказ. Во времена “чемпионов” искусство имело большой общественный резонанс как знак нового времени». 

Многие из станковых работ «чемпионов» были выполнены в рамках «приказов», когда картины требовалось создавать в точном соответствии с полученными инструкциями, после чего они обсуждались и уничтожались. Именно поэтому каждая работа, дошедшая до сегодняшнего дня, является уникальным свидетельством как о легендарной группе художников, так и в принципе о процессах, происходивших в советском искусстве тех лет. Надпись на оргалите «Я хочу в рай» вероятно стала результатом одного из таких «приказов», исполненных Гией Абрамишвили. Авторство художники группы принципиально не указывали. «Это борьба с индивидуализмом, со стремлением к собственничеству, это коллективизм. Советское тут ни при чем, это скорее издевательство над буржуазным. Я бы сказал, поэзис был буржуазный, а мимесис — советский» — говорит Звездочётов. Несмотря на любовь к иронии и высмеиванию, здесь участник «Чемпионов» создает работу, в которой материальное противопоставлено духовному. Шрифт надписи намеренно неровный: это не глянцевый рекламный слоган, ведь речь о том, чего не купишь за деньги.

Разумеется Рай появился в искусстве намного раньше. Что там, за золотыми вратами, разбирался VLADEY. 

Кому проходку в Рай?

Неизвестный автор, середина IV века
до н.э. Орфийская табличка. Музей
Гетти, Лос-Анджелес, США

Идея идеального мира, куда после смерти попадают все праведники, существовала еще в древности, задолго до появления христианского концепта Рая. В Древнем Египте это были Поля Иалу, в которые человек может попасть после того, как пройдет суд Осириса. В этом месте он продолжал вести ту же жизнь, что на земле, но она была богаче и гармоничнее. Позднее эта концепция ляжет в основу античного Элизия — места, которое противопоставлялось Тартару, хотя также находилось в ведении Аида и Персефоны. Согласно одной из трактовок, в этот античный рай могли попасть только полубоги (Геракл, Орфей, Одиссей). Есть также источники, которые говорят о том, что в Элизие могли оказаться и простые люди. В традиции древнегреческого учения Орфизма существовала идея о подготовке к загробной жизни. В надежде на получение доступа к античному Раю люди носили с собой специальные золотые таблички, их же помещали в гроб, когда человек умирал. Текст на них содержал инструкции о том, как вести себя в подземном царстве Аида, а также гласил об особом статусе умершего, благодаря которому в загробной жизни он должен был оказаться в Элизиуме. 

Такие таблички были своего рода «ключами от рая». В 2022 году художники Евгений Чес и Евгений Бам возвращаются к этой концепции и создают одноименный холст, который имитирует уличную стену, увешанную рекламными объявлениями. В такое повседневное пространство авторы работы помещают метафизическую деталь — расклеенные листовки предлагают желающим покупку и изготовление ключей от рая, а кто-то даже аренду участка в этом месте. Однако как сообщают авторы работы: «К сожалению, мы не знаем этих людей, так как место с контактами осталось незаполненным. Но несмотря на это, некоторых отрывных элементов уже нет… Кто их взял и что будет дальше — остается загадкой». 

Лот 25. Евгений Чес, Евгений Бам. Ключи от рая, 2022

Лот 28. Софья Акимова. Эдем, 2022

Софья Акимова: Однажды, когда мне было 5 лет, я шла рядом с папой и ела мороженое, летним днем в Новосибирске. Слепило яркое солнце, и я была ошарашена осознанием того, что я — маленькая девочка. И вот так иду, ем мороженое. Это было настолько смешно и нелепо, что я остановилась, чтобы «переварить» эту мысль. Еще несколько минут, было удивление, вроде «ну надо же, и именно девочка, и столько всего впереди». Так вот, настало какое-то приятное спокойствие, радость, ощущение защищенности, безмятежности. Я всегда вспоминаю тот яркий свет в глаза, подобный бывает ранним утром. Чистый, свежий, многообещающий. Вот он у меня и ассоциируется с Раем. И то самое чувство начала нового пути.

Битва или заливные луга?

В период раннего средневековья в некоторых регионах европейской части света, несмотря на стремительно распространение христианства, долгое время доминировали языческие верования, популярные на скандинавских территориях. Для приверженцев этих традиций значимым делом были сражения, кроме того, они полагали, что после смерти попадут в Вальхаллу — «чертог мертвых», представляющий собой огромный зал, увешанный блестящими мечами. Пребывание в «раю викингов» полноценно отражало культ войны: обитающие в этом месте (эйнхерии) каждый день сражаются насмерть в кровожадном бою.

Спустя тысячу лет подобная сакрализация войны стала подвергаться критическому осмыслению, в том числе и современными художниками. Влад Огай создает объект “Plastic soldiers”, напоминающий то ли выразительный красный кокошник, то ли врата в потустороннее пространство. Работу венчает пятиконечная звезда, а красные пластиковые солдаты служат напоминанием о том, что стоит за всяким сражением. Изображения милитаристских сцен, связанных с переходом в сакральное пространство, часто встречались и у скандинавов. На знаменитых готландских камнях можно встретить изображения воинов пребывающих в Вальгаллу. В основном эти объекты устанавливались в людных местах, напоминая людям о «рае», который ожидает их, если они будут вести достойную жизнь. Огай же переплетает образы милитаризма с советской эстетикой, таким образом создавая сочетание различных эпох и культурных кодов, которые складываются в актуальное и критическое  визуальное высказывание.

Слева: Лот 5. Влад Огай. Plastic soldiers, 2022
Справа: Камень Велунда, 700–800. Statens Historiska Museum (Christer Åhlin и Iris Tiitto). Стокгольм, Швеция

Валерий Чтак: У меня католическое воспитание, я из грекокатолической общины, поэтому понятие Рая у меня в голове было уже давно. У меня дедушка еще в советские годы, как сейчас принято говорить, истово верил. Сейчас я уверен, что главное — просто до смерти быть хорошим человеком и при жизни хорошо поступать. Не для Рая, а просто, потому что лучше быть хорошим, чем плохим.

Лот 14. Валерий Чтак. DEISM, 2021-2022

В те же VIII–IX века происходило стремительное распространение христианского вероучения в Риме. Как и в других традициях, приверженцы этого религиозного течения стремились создать текстовые и визуальные образы, отражающие основные положения учения. Именно в христианстве впервые появляется слово «рай». В отличии от Ветхого Завета, лежащего в основе иудаизма, в Новом Завете Рай связан не только с первоначальным состоянием человека до грехопадения, но и с возможностью возвратиться в Эдем после смерти. Представления о Рае в раннем христианстве во многом схожи с древнегреческим Элизием, что обусловлено тесными культурными связями римлян и эллинов. На фресках катакомб-усыпальниц можно найти изображения бескрайних полей с пасущимися овцами и множеством виноградных лоз. Подобное представление о Рае было тесно сопряжено с крестьянским образом жизни, из-за чего оно во многом напоминало блаженную жизнь без земных трудностей, без голода, засух и неурожаев. 

Такую же идиллию изображает современный художник Родион Китаев. В произведении 2022 года «Чего не знал Дарвин» автор создает альтернативный взгляд на историю развития человечества, переплетая в лиричном повествовании теорию эволюции Чарльза Дарвина и библейские сюжеты. Здесь Ева радостно гуляет по заливным лугам, держа в руках эдемское яблоко. Но у Китаева все это не приводит к грехопадению, а, напротив, символизирует скорее изобилие и беззаботную жизнь в гармонии с природой. Холст выполнен в нетипичной для Родиона Китаева технике живописи. Однако в нем сохраняется узнаваемый стиль художника: легкие, похожие на стежки, линии и мазки пастельных оттенков. Подобная тонкость техники исполнения была присуща и мозаикам древнеримских катакомб. Для них был характерен яркий колорит, который так же, как и у Китаева, символизировал радостную жизнь, наполненную красками и гармонией.

Слева: Лот 23. Родион Китаев. Чего не знал Дарвин, 2022
Справа: Мозаика апсиды базилики Сант-Аполлинаре-ин-Классе, 540–560. Равенна, Италия

Фёдор Хиросигэ: В классических китайских источниках то, что можно назвать Раем, представляет собой некую небесную канцелярию: дворец нефритового императора, населенный его чиновниками, свитой, полководцами и другими служащими. Нефритовый император занят своей работой, планированием и согласованием всех событий, происходящих в известной вселенной. Райские сады тоже предусмотрены — с плодами, сулящими бессмертие. Интересно, что небесные обитатели регулярно вкушают такие плоды (а также эликсиры бессмертия) на пирах — как будто одного бессмертия недостаточно, и им нужно запастись чередой бессмертий впрок...

Лот 4. Фёдор Хиросигэ. Этюд с Плутоном, 2022

Грешников не пускать!

В христианстве появляется и занимает одну из главных позиций понятие «греха». Эта идея усиливается в период средневековья: в различных текстах, картинах, соборных фресках начинают все чаще появляться сцены печальной участи грешников, Страшного суда и Ада. Первый неправедный поступок, согласно христианскому вероучению, был совершен Евой и Адамом, когда они нарушили закон Божий, после чего были изгнаны из Рая. Этот грех считается главным, поскольку именно после его свершения все люди были обречену на земную жизнь, наполненную трудностями и невзгодами. 

Константин Зведочётов: Адама и Еву отправили в мир добра и зла, а Рай — это только добро, поэтому на Земле он невозможен. Тут мы теряемся все время, что считать злом, а что добром. Из-за этого у нас возникают противоречия. Как мы можем сделать Рай на Земле, если мы путаемся между этими понятиями. Рай был раньше меня, это существует всегда, а не то, что будет после. Мы здесь временное явление, сдаем экзамены.

Лот 11. Константин Звездочётов. Виола косолапая, 2021-2022

Сюжет с Адамом и Евой стал не только основополагающим для христианства, но и прочно закрепился в мировой культуре. В 2018 году Сергей Братков создает текстильное полотно «Эдемская рапсодия», где запечатляет героев в момент соблазнения змеем. Однако плодом с Древа познания Добра и Зла вместо яблока становится мороженое. Композиционно работа выполнена на манер средневековых религиозных манускриптов, которые в иллюстративной форме рассказывали сюжеты Нового и Ветхого Заветов. Одним из таких произведений была Библия Мациевского, созданная специально по заказу короля Людовика IX, вдохновителя Седьмого и Восьмого Крестовых походов. В манускрипте присутствует сцена грехопадения, которая передает страдания, испытываемые Адамом и Евой в момент изгнания из Рая. Сергей Братков же предлагает зрителям взглянуть на этот сюжет иначе. Его герои запечатлены в момент познания «запретного плода». Их лица выражают блаженство и радость. Они также не похожи и на свои канонические воплощения: Адам сочетает в своем образе визуальные черты традиционного изображения Иисуса Христа и байкерскую эстетику, а Ева напоминает модель с обложки глянцевого журнала. При этом художник не дает ответа на вопрос о том, ожидает ли прародителей человеческого рода изгнание. Быть может, им выдастся шанс остаться в Раю, вкушая плоды с Древа познания Добра и Зла.

По центру: Лот 12. Сергей Братков. Эдемская рапсодия, 2018
Справа и слева: Фрагменты библии Мациевского, XIII век. Morgan Library & Museum, Нью-Йорк, США 

Дима Грин: Не могу вспомнить, в каком возрасте и при каких обстоятельствах я узнал про понятие «Рай». Думаю, это произошло в достаточно раннем возрасте и было связано с воспитанием детей в атеистической идеологии СССР.  В школьные годы помню устойчивое эмоциональное восприятие Рая как очень схожего с понятием коммунизма, Рая на земле, к которому надо стремиться. Попасть туда абсолютно не реально, но оставалась возможность верить.

Лот 1. Дима Грин. В гостях у сказки, 2022

Любовь Кулик: Около пятидесяти лет я прожила в атеистическом государстве. Но именно из атеистической литературы можно было извлечь некоторую информацию о религии, ее основах и, как ни странно, о райской жизни как о глубоком вредном заблуждении. Но сейчас многое становится понятно. Под Раем я понимаю образ жизни после смерти, но уже в новом измерении. Тела нет, но есть душа, а их общение и является основой райской жизни. Это возможность получать удовольствие от общения душ с яркой природой, необычным животным миром и ощущать отсутствие проблем. Просто божественный коммунизм.

Лот 2. Любовь Кулик. Очень хочется в рай (диптих), 2022

Райский символизм

Начиная с эпохи Возрождения визуализация христианских сюжетов служит не только в качестве информации о тексте Писания, но и источником для метафор и аллегорий. Эту идею уже в XXI веке подхватывают и современные художники, трансформирующие библейские сюжеты для осмысления актуальных проблем современности. Так Иван Коршунов создает картину «Глас трубный из серии “Сад земных наслаждений”», отсылая к знаменитому триптиху Иеронима Босха. Как говорит сам автор о работе: «У Босха “Сад земных наслаждений” — это изображение Рая, где упразднен естественный порядок вещей и полновластно царят хаос и сладострастие. Эта [моя] серия описывает некоторое подобие современного образа искусственного рая, созданного из легкого мира воздушных шариков и пластмассовых предметов. Это наивное желание современного человека оградить себя радостным, хоть и недолговечным, праздником, искусственным и хрупким мирком, в котором можно получить свою минутку счастья, не заботясь об ужасах внешнего мира»

Лот 21. Глас трубный из серии «Сад земных наслаждений», 2022

Иван Коршунов вдохновляется Босхом: художник Северного Возрождения также не оставляет без внимания критику современности. Центральная часть его триптиха посвящена греху, она демонстрирует то, как люди беззаботно предаются наслаждениям, забывая о возможных последствиях своих действий. Для того, чтобы передать эту идею, Босх использует множество отсылок к современной ему культуре. Например, многие из изображенных животных заимствованы из популярных в то время алхимических бестиариев, а клубника, символизирующая призрачные удовольствия, считалась ягодой, у которой нет настоящего вкуса. Так и Иван Коршунов прибегает к образу неотъемлемого атрибута любого современного праздника — воздушным шарикам, которые на деле представляют собой лишь пустышку, наполненную воздухом. 

Иероним Босх. Сад земных наслаждений, 1500–1510. Музей Прадо, Мадрид, Испания

Александр Савко: К сожалению, здесь из-за насущной псевдо-серьезной жизни нам не удастся даже приблизительно увидеть Рай. Если человек будет двигаться к самосовершенствованию, он перешагнет край жизни и смерти, приобретет безмятежное состояние, отвлеченное от всего индивидуального. Это очень блаженное, комфортное состояние души. Для меня это буддийские монахи, которые находятся в состоянии медитации и стремятся раствориться в космосе, забыть о материальном и окружающем.

Лот 31. Александр Савко. Наш паровоз, 2022

Как добраться до рая?

Вариантов не так уж и много: лифты не работают, на такси не доедешь, пешком не дойдешь. Либо под крылья ангелов, либо на лодке с проводником. В древнегреческой мифологии таким посредником был Харон — он перевозил души умерших через реку Стикс в подземном царстве Аида. Образ лодки и мотив пути к сказочному месту воплотился в изобразительном искусстве сравнительно недавно — начиная со времен символистов и прерафаэлитов последующие поколения художников стали интересоваться подобным сюжетом. Сегодня группа «Doping-Pong» создает полотно «Остров живых» с отсылкой к работе швейцарского художника-символиста Арнольда Бёклина. Бёклин, в свою очередь, написал пять похожих картин со скалистым островом, к которому направляется лодка с перевозчиком — фигурой, облаченной в саван, и саркофагом. Согласно сюжету, души умерших находят последний приют на уединенном клочке земли, куда их и доставляет Харон. В интерпретации «Doping-Pong» плывет не проводник с усопшими, а пионеры, которые с воодушевлением открывают новый мир. Даже колорит и погодные условия, отраженные в произведении, говорят о светлом безмятежном будущем, которое ждет героев, в отличие от работы швейцарского художника, где спокойствие омрачено темными кипарисами — деревьями, традиционно растущими на кладбищах в Европе. После заимствования их образа христианством они стали символизировать бессмертие и вечную жизнь.

Группа «Doping-Pong»: Рай с безоблачным синим небом. С песочным летним пляжем. С зелеными кипарисами и античной архитектурой. Все знают, как попасть в Ад, но мало кто знает, как гарантировать Рай. Райских мест на Земле много. Давайте мечтать, что их еще больше на Небе. Райский остров. Как на нашей новой картине «Остров живых». 

Слева: Лот 18. Группа «Doping-Pong». Остров живых, 2022
Справа: Арнольд Бёклин. Остров мертвых, 1880–1886. Старая национальная галерея, Берлин, Германия

Авангардный Рай

Разворот из каталога выставки древнерусского
искусства. [Каталог] / Императорский
московский археологический институт
имени Императора Николая ІІ. Москва, 1913

Отечественные авангардные движения также много работали с религиозным контекстом и, конечно, с концептом Рая. Во многом этому способствовало формирование тенденции к восприятию иконы не только как археологической, но и эстетической ценности. Наиболее значимый шаг, отражающий данную смену парадигм, произошел в связи с «Выставкой древнерусского искусства в ознаменование чествования 300-летия Дома Романовых» в 1913 году. Именно в этот момент произошло полноценное открытие древнерусской иконы и окончательная легитимация ее восприятия в качестве эстетического феномена. Эта выставка получила намного более широкий резонанс в прессе и арт-сообществе и во многом повлияла не только на теоретиков искусства, но и на самих художников первого поколения русского авангарда.

Витражи Марка Шагала в Реймском
соборе. Фото: Wikimedia Commons

С другой стороны, работа с религиозной тематикой становилась, в том числе, и одной из форм проявления культурной идентичности. Этот аспект прослеживается, например, в творчестве Натальи Гончаровой и Марка Шагала. Религиозные образы как один из атрибутов идентичности исследует в своем искусстве современная художница Алиса Горшенина. В представленной на торгах работе «Spes/Надежда из серии “Магический наличник”» она изучает визуальные коды и символы русской культуры. В ее объектах наличники —  это душа дома, подобно тому, как душа человека — его глаза. Марк Шагал также работал с образами, значимыми для его культуры. Художник из иудейской семьи получил традиционное еврейское домашнее образование: изучал древнееврейский язык, Тору и Талмуд. Все это повлияло на его искусство, которое насквозь пронизано религиозной тематикой и библейскими сюжетами. Так, например, о своей практике он говорил: «Еще в детстве я был пленен Библией, мне всегда казалось — да и теперь кажется, — что это величайший источник поэзии на все времена. С той поры я искал ее отражение в жизни и в искусстве. Библия — эхо природы, тайну эту я и хотел передать». Позднее Шагал стал принимать участие в монументальных росписях и даже создал  витражи для Реймского собора.

Алиса Горшенина совмещает символы бытовой магии, народных верований и эстетику русской деревни, создавая объекты, отражающие идентичность Урала. Говоря о своей практике, художница замечает: «Мне нравится образ загадки, я всегда украшаю свои наличники бархатными шторами, а в центр помещаю некий сакральный объект, будь то слеза как символ боли или птица как символ надежды». В представленной работе таким символом стал ангел — одновременно образ человеческий и небесный. 

Слева: Лот 10. Алиса Горшенина. Spes/Надежда из серии «Магический наличник», 2022
Справа: Марк Шагал. Адам и Ева. Запретный плод. Серия иллюстраций к Библии, 1960. Частная коллекция

Илья Бодров Playbodick: Я часто упоминаю остров в Тайланде, на котором я провожу зиму. Именно это место под названием Пангана ассоциируется у меня с Раем во всех его смыслах: природа, люди, общение и многонациональность. Впервые я узнал о Рае от семьи, когда умер мой прадедушка. Он был директором музыкальной школы и в целом был очень серьезным человеком. Я был очень маленьким, но хорошо помню, что мне рассказывали, что прадедушка ушел в лучший мир: что ему там хорошо и туда попадают только хорошие люди. Достаточно детское описание, но тем не менее это четкое воспоминание, которое у меня отложилось, что такое Рай.

Лот 26. Илья Бодров Playbodick. Изображая Еву, 2022

Сюрреализм 

Высокое и низкое, сон и реальность, Рай и Ад — через совмещение противоположностей стремились открыть новые образы в искусстве сюрреалисты. Они создали свой тип «иного Рая»: пространства-галлюцинации, где узнаваемые, вполне реальные объекты вступали во взаимодействие с непознанным, иногда пугающим и неизменно влекущим своей тайной. Антон Кузнецов, используя в своей практике приемы сюрреализма, создает метафору Рая в работе «Прогулка по полям». Реальность у художника подвергается искажениям, наполняется отсылками к массовой культуре и классическому искусству. Каждый объект становится символом, благодаря чему привычные образы, давно укоренившиеся в сознании, начинают работать по другим законам. Сюрреалист Ив Танги также много работал с искажением реального. В своей работе «День медлительности» художник изображает объекты, которые разбросаны в пространстве неизвестной пустыни. Время здесь будто бы остановилось. Подобное безвременье является одной из важных особенностей Рая — в нем нет настоящего, будущего и прошлого, все три измерения сливаются в одно. Это ощущение возвращает также и Антон Кузнецов, создавая идиллический пейзаж, в котором все будто бы застыло. Отсюда — гипнотизирующий сюрреалистический эффект, возникающий от вглядывания в произведения. Кузнецов, подобно сюрреалистам, предлагает людям обратиться к своему психологическому состоянию и отыскать именно в нем райское безвременье.

Икона Серафима Саровского, начало
ХХ века. Тамбовский краеведческий
музей, Тамбов, Россия

Антон Кузнецов: Услышал про Рай я в глубоком детстве. У нас была икона преподобного Серафима Саровского, на которой за святым был прекрасный пейзаж. Я представлял себе Рай именно так: как бескрайнюю долину с полноводной рекой, наполненную светом. С возрастом я стал понимать: чтобы попасть в Рай, нужно прежде всего сознавать, что ты бесконечно далек от него в силу своего несовершенства, и попасть туда можешь только милостью Божьей. Осознание конечности своего бытия — это ощущение костра, где ты горящий уголек и без костра потухнешь. Наверное, человек может приблизится к Раю при жизни, но это никак не конкретное место, а всегда состояние души и ее причастность Богу.

Слева: Лот 19. Антон Кузнецов. Прогулка по полям, 2022
Справа: Ив Танги. День медлительности, 1937. Centre Pompidou, Париж, Франция

Эдемские сады, сказочный Элизий или суровая Вальгалла? У каждого свой выбор. Найдите ваш персональный Рай уже в эту субботу на VLADEY!

* Бонус «Как попасть в Рай»: отвечают художник!

Софья Акимова: Оптимизм, как мне кажется, главный билет в Рай :)

Группа «Doping Pong»: Наверное, есть райские яблоки и получать от этого райское наслаждение.

Любовь Кулик: Только тот, кто не согрешил на земле, соблюдал заповеди, оставил свой добрый след, попадет в Рай. Но душа также может вернуться на землю и, дай Бог, чтобы очередная земная жизнь была счастливой и радостной.

Константин Звездочётов: Рай в человеческом понимании — это осуществление хотелок. Только наши хотелки часто приводят к всеобщему несчастью. Но можно устроиться здесь так, чтобы было небольно: никого не обижать и самому не обижаться. 

Илья Бодров: Для меня жизнь достаточно материальна. Мне кажется, если человек много работает, живет по карме, то есть соблюдает какие-то христианские устои, помогает людям, работает над собой, то он заслуживает Рай. Лично для меня, это остров, а для кого-то это может быть небольшой дачный участок в Подмосковье. Но для этого надо трудиться. Неважно материальный Рай или нет, все равно придется приложить усилие. 

LARKANDRE: Рай с яблоками и всеми делами и, конечно, здесь и сейчас! Вокруг столько всего райского, бери и создавай свой, будь честен к себе.



VLADEY ХОЧУ В РАЙ

2 июля, 15:00

Принять участие

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera
Мы используем cookie, чтобы анализировать взаимодействие посетителей с сайтом и делать его лучше