LOVE

Торги закончились

На картине Хокусая «Жена рыбака» женщина развлекается с осьминогом. Но что если женщина превратится в щуку, а осьминог, с которым она играет, — в приманку, очень похожую на часть мужского тела?

Аутентичную технику гиотаку я осваивала в Японии. Традиционно, японцы не печатают речными рыбами: щука в данном случае — это представитель русской культуры. Применяя восточную технику к персонажу русского фольклора, я создаю эффект остранения привычного нам образа, предлагаю посмотреть на него другим зрением и увидеть конструкцию, скрытую за символикой образа.

Светлана Холлис

 

Что, кроме бесспорности, мы видим в серии «Колыбельные» Светланы Холлис? Безупречно исполненные тушью детальные изображения осьминогов и рыб, чуть стилизованные к восточноазиатской пластике, соединяют культурную традицию, адаптированную к интернациональному дизайну, с языком современного искусства, — все работы молчаливо и достойно информируют о широте культурного мировоззрения их обладателя. Желание обладать ими мы обнаруживаем по резонансу с чем-то объективным и несомненным в них, внезапно, как лихорадку посреди июля. Далекие контексты под нашим взглядом сплетаются в интригующее послание. Работы убедительны, безопасны и очаровывают готовностью украсить современный дорогой интерьер. Однако вовсе не паттерны неискушенной рецепции зрителя, не его предсказуемые впечатления определяют эти изображения. Жанр, предмет, стилистику и медиум этих работ объясняет способ японских рыбаков документировать улов чернильным оттиском рыбы на бумаге. Эта брутальная в своем буквализме техника, называемая гиотаку, обосновывает и связь изображений с ценностью следа, достоинством традиции и с ее утратой. Изначально рыбацкие гиотаку отражали гордость уловом, — с тем же чувством современные рыбаки делают селфи с особо выдающейся рыбой. Эта старая практика подверглась переинтерпретациям, стала художественной и сложилась в самостоятельный жанр. Именно в нем и выполнена серия «Колыбельная». Аутентичную технику гиотаку Светлана Холлис осваивала в Японии, подразумевая, конечно, культурный трансфер герметичной национальной традиции. В Москве художница сделала свою технику более изощренной и технически строгой, через заостренную каноничность радикализуя восприятие актуальных контекстов и глобализованной универсальной современности. В серии «Колыбельная» мертвые морские животные отпечатаны традиционными инструментами на традиционных материалах — неразбавленной тушью на китайском шелке, но замысловатая ручная техника не читается через код ремесла, а в прозрачности японского изобразительного канона преломляет западную иконографию. Сверхартикулированная традиция Востока не отменяет устойчивых западных контекстов, но создает для них род модной экологичной упаковки и дистанцию иной культуры, заостряя их переживание в современности. Эта культурная дистанция лишает современность иллюзий, превращая их в товар. Став товаром, иллюзия нейтрализует логику фетиша, обнажая товарный капитализм до голой манипулятивной механики свободы выбора.

Победа спекулятивной эстетики над кантовской эстетической теорией показала коммуникацию за границами человеческого и экологически описала ее самую массивную и безразличную к нам органическую часть, переопределив актуальный контекст нашего существования. Темная экология и философия ужаса стали синонимом коллективного страха, со дна которого повелевающий ими Ктулху пугает туристов за толстым стеклом аквариума. Отпечатки его щупальцев в гиотаку Светланы Холлис сообщает о коммодификации страха современностью. След или оттиск уже не воспроизводит риторику наивного рыбацкого чувства. Но он также не помнит и свое преодоление субъективности экспрессивного знака в работах Джаспера Джонса или Раушенберга, — ну кому сейчас интересна история. Отпечаток теперь весь в настоящем, теперь он непосредственное чувство другого, себя как другого, переживание культурного двойника, клона. Индексальный след размножает наше присутствие в современности и остается пустым. Лакуны, поры и полости заполняет темная экология. Подробная сеть деталей в оттисках мертвых морских животных абстрагирует поверхность к структуре, лишает изображения романтической жути и делает существа с холодной кровью похожими на нас, или воспоминаниями о нас.

Гиотаку Светланы Холлис — это современная медиация темной экологии, одновременно цифровой и природной, свидетельство ее материальности и повсеместного присутствия, в котором человек уже преодолен.

Александр Евангели


 

Подробный отчет о сохранности высылается по запросу.

Другие лоты аукциона

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera
Мы используем cookie, чтобы анализировать взаимодействие посетителей с сайтом и делать его лучше