20 + 20

Торги закончились

На становление Сергея Браткова оказал влияние Харьков, в котором он родился. В городе, где фотографов было больше, чем художников, и где выпускали недорогой аналог иностранной камеры Leica — «ФЭД», в 1960–1970-х годах сформировалась знаменитая харьковская школа фотографии. В 2000 году Сергей Братков переезжает в Москву, и с этого времени столица становится постоянным источником тем его фотопроектов («Моя Москва», «Шапито Moscow»). В них художник отражает изменения города, трансформацию общественных настроений, массовые празднества, коллективное бессознательное. Вглядываясь в повседневность, Братков запечатлевает в ней страшное и комичное, актуальное и абсурдное. За правдивые образы российской действительности его часто называют социальным критиком, но Братков, скорее, иронизирует над несовершенством и нелепостью современного мира.

Как пишет теоретик искусства и куратор Виктор Мизиано, «Москва — это тема и материал, к которому Братков постоянно обращается. Для России, особенно в последнем столетии, Москва является «метафорическим городом», как выражаются ученые-социологи. Москва — это центр притяжения огромной страны, источник ее перемен. Братков, будучи честным в своем восприятии мира как последовательности двойственностей, в своих работах распространяет метафору «цирка» не только на манипулятивные стратегии столичных властей, но и на стихийную динамику московской разношерстной толпы». 

Все эти неотъемлемые черты творчества Сергея Браткова: Москва, метро, надписи и повседневность, соединились в работе «Масквичи» 2020 года. Она оказывается в одном ряду со ставшими уже классикой «Уехать, забыть» и «Следующая Баррикадная». Но если в двух последних фотографиях московское метро — это место, связанное с множеством тайн и сакральных смыслов, то в работе «Масквичи» метро превращается в арену противостояния горожан эпидемиологической ситуации и вытекающим из нее ограничениям. Однако в согбенных фигурах москвичей, длинной вереницей тянущихся по эскалатору, нет трагедии. Наоборот, автор с улыбкой размышляет над ставшей обыденностью нормой, которая еще недавно вызывала бурю эмоций. Москвичи, прошедшие стадии гнева и отрицания по поводу ношения масок в общественном месте, отступили и превратились в «масквичей». V

Другие лоты аукциона

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera