Серию ковров о литературе декаданса и сюрреализма я задумал на коронавирусном карантине. Первый ковер посвящен роману «Наоборот» Жориса Гюисманса 1884 года, которого высоко ценил гуру сюрреализма Андре Бретон. Карантин и сюрреалистический декаданс можно описать как два встречных смешения. В одном случае действительность изменяет сознание. В другом — сознание изменяет действительность. У Гюисманса герой не заперт на карантин государством, но уходит в отшельничество сперва добровольно, а потом уже не может преодолеть свою отделенность от мира как бы стеклянной стеной, подобной невидимой преграде в фильме «Ангел-истребитель», которая разрушает все его попытки установить связь с реальностью. Герой «Наоборот» культивирует в своей изоляции странный оторванный от обыденности мир. Этим же самым многие вынужденно занялись на карантине: стали, подобно декадентам, простраивать свой особый быт с обостренной внимательностью к деталям и мелочам. Так возникают химеры, в которых нельзя отличить мнительность и настоящую опасность. Где граница увлекательной игры и опасных психосоматических повреждений? Тканый ковер превращается в паутину, уютная камерность привечает чертиков и птеродактилей в углу. Это не фэнтези, а реализм — но странный, сместившийся, потекший.

Родион Китаев

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera