О художнике

Валерий Барыкин, родоначальник широко известного ныне стиля «советский пин-ап», пришел к его формированию через интерес к искусству соцреализма и советского плаката и одновременно с увлечением американской иллюстрацией, в том числе творчеством Нормана Роквелла. Не последнюю роль в этом сыграли и советские плакаты с киноафишами — работы таких авторов, как Н. Хомов, Б. Зеленский, С. Дацкевич, вдохновляли Барыкина в годы его учебы в Нижегородском театральном училище, где он готовился стать театральным художником. С середины 1990-х годов Барыкин начал активно пробовать себя в различных видах творчества: занимался живописью, графикой, перформансами, полиграфическим дизайном, состоял в различных объединениях нижегородских художников.

Валерий Барыкин в мастерской.
Нижний Новгород, 2015

Фото: журнал «Иволга»

В 2000-х годах Валерий Барыкин случайно находит и начинает разрабатывать стилистику «советский пин-ап». Первая работа была выполнена им в технике цифрового коллажа: в один из оригинальных советских социальных плакатов он шутки ради вклеил фигуру пин-ап-модели, изображенной знаменитым американским мастером этого жанра Джилом Элвгреном. Внезапно идейная составляющая ушла, а вся композиция приобрела абсолютно иной эмоциональный заряд. Советский плакат имел назидательный характер, а западный пин-ап 1930–1950-х годов — развлекательный. Барыкин в своих фантазиях добавил то, что в СССР «не было», — сексуальности. Сочетание суровых советских плакатов с фривольностью «девушек в чулках» показалось автору, выросшему в Советском Союзе, «настолько несовместимым и в то же время захватывающим», что он решил посвятить себя этой теме более серьезно. И эти сентиментальные, с легкой иронией образы нашли широкий отклик у соотечественников: когда в конце 2000-х Барыкин впервые выложил свои работы в интернет на не очень известную платформу, за два дня они набрали свыше 25 тысяч просмотров, а после этого начался настоящий бум популярности на «советский пин-ап».

Основная идея заключается в том, чтобы сместить смысл идеологического плаката, «разбавив» его изображением сексуальной красавицы и добавив ностальгического лоска с современными «оттенками» в советский сюжет. Тогда сразу меняются акценты и настроение. «В своих работах пытаюсь создать какой-то другой социалистический мир, в котором все так, как бы мне того хотелось, в котором есть место легкой эротике, легкомыслию, самоиронии», — говорит художник. В соответствии с новыми реалиями художник придает соцплакатам новую жизнь, при этом в смысловую канву внедряются знакомые коды-образы из канонических произведений советского искусства — от Александра Дейнеки до Виктора Попкова, узнаваемые отсылки к отечественным фильмам 1940–1960-х годов, а также архетипичные бытовые сцены из советской и российской действительности.

Для творческих экспериментов Валерий Барыкин использует фотографические заготовки, подобно тому, как это делали американские авторы пин-апа: «Нахожу фотографии из ретрогалерей. Коллажирую их по теме и смыслу, который хочу вложить. Иногда приходится перерисовывать заново, если не подходит освещение или другие моменты». Часто Барыкин привлекает девушек-моделей для реалистичной проработки образов. Принципиально важное значение для художника имеет сама возможность полностью «срежиссировать» придуманную ситуацию.
 

О лоте

«Времена трудовых подвигов и свершений ушли в прошлое вместе с идеями социализма. Отгремели великие стройки страны, состарились ветераны труда, поросли бурьяном корпуса заводов, некогда производившие автомобили, станки, самолеты. Новое эмансипированное поколение молодых людей делит свои будни между магазинами и кофешопами, офисами и маникюрными салонами, юридическими конторами и галереями современного искусства. Современные аккуратненькие модники с элегантными челками, уткнувшись в гаджеты, бесконечно листают ленту, постят и считают «лайки». В это время, будто почуяв что-то неладное, певица Монеточка тоненьким голоском взывает к своим слушателям: «Приходите, парни, на завод, видеоблогинг уже не в моде». Кто же будет новым Павкой Корчагиным и поменяет модные гаджеты и разукрашенные ногти на кабину экскаватора или эмалированное ведро для сбора картошки?»

Валерий Барыкин

 

Две юные красотки, сверкая голыми коленками и задорно улыбаясь зрителю, приглашают его вернуться в советское прошлое, где коллективный сбор картофеля или иных плодоовощных культур в определенное время года являлся обязанностью не только колхозников, а практически всего населения страны – от студентов и школьников до врачей и инженеров. Автор этого живописного «плаката», Валерий Барыкин, отмечает: “Сегодня сложно представить себе хрупких длинноногих девушек, свершающих трудовые подвиги на картофельном поле. Тем соблазнительней они выглядят там, где увидеть их меньше всего ожидаешь». Однако в СССР, в пору развитого социализма, приметы которого изображает в этой работе художник (мчащийся поезд, взлетающая ракета, дымящие трубы завода), на сельхозработах можно было встретить множество самых разных, в том числе и очень привлекательных девушек, что вместе со всеми приезжали «на картошку». И такие встречи вполне могли сулить романтическое приключение на лоне природы, как у героя в фильме «Влюблен по собственному желанию» 1983 года. Таким образом, в этой работе возникает настроение, диссонирующее с известной фразой о том, что «в СССР секса не было». В наши дни изображенная ситуация тоже может быть легко представима, но уже лишь как «игра в Советский Союз» - тематическая фотосессия с переодеванием современных «фитоняшек» в сексуальных «колхозниц». Но Валерий Барыкин всё же уповает на то, что эта картина когда-нибудь станет олицетворением нового апофеоза труда. V

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera